Золовка: “Из-за твоей беременности мне приходится теперь страдать!”

Из-за моей беременности все чувствовали себя, как будто в чужой тарелке и скорее всего, неудобнее было именно золовке. Как только я забеременела, узнала об этом уже от врачей, ведь с того момента ужасно себя чувствовала. Каждый из родственников переживал насчет того, как я себя чувствую и как вообще дальше будет протекать моя беременность. Еще я набрала вес, поэтому уже на третьем месяце меня было не узнать и врачам казалось, что потолстеть на восемь килограммов за полтора месяца — это очень плохо.

У сестры моего супруга тоже тогда начались проблемы со здоровьем, но вот только у нее был аппендицит и лежала она в той же больнице, что и я, так что мы довольно часто общались. Меня раздражало ее мнение по поводу того, что к нам родственники относятся неодинаково и меня навещают чаще, чем ее, хотя у нее аппендицит, а я всего лишь беременна! Мне было интересно, почему она считает, что во время беременности я чувствую себя лучше, но нормального ответа так и не услышала.  

И вот буквально через два месяца я сама стала замечать, что вообще ничего не могу сделать сама, вместо меня все делают другие и даже не разрешают мне самой подняться с кровати, как будто я ходить не умею. Еще у золовки был ребенок, который любил ко всем приставать и в шутку бить, но мне неприятно, когда он колотил меня по животу, ведь я была уже на пятом месяце беременности. 

В конце концов после того случая сестра мужа стала реже приходить ко мне. И даже когда золовка реже стала появляться у меня в палате, она все равно говорила, что за мной чересчур сильно ухаживают и она не верила мне, когда я ей говорила о том, что мне самой эта чрезмерная забота надоела. Сестра супруга все равно продолжала делать вид, что ей намного хуже, нежели мне.

Однажды мы решили сходить ко гости к матери моего супруга и на тот момент мне оставалось буквально полтора месяца до родов. Мне стало очень трудно ходить по ступенькам и я больше предпочитала лифты, но именно в тот день он решил сломаться, так что на пятый этаж пришлось подниматься пешком. Золовка смотрела на то, как я на последних этажах поднималась очень медленно и только вздыхала, как будто я притворяюсь, что мне тяжело, но при этом сама шла без какого-либо груза и ребенка дала в руки моему супругу, хотя мальчик был уже в первом классе. Просто сестре мужа казалось, что он еще слишком мал для того, чтобы подниматься самостоятельно по лестнице.

Теперь я жду с нетерпением своих родов, так как они будут уже через пару недель, а еще я снова вернулась в больницу и нахожусь под постоянным наблюдением врачей, но золовка теперь так на меня обижается, что даже видеть не хочет. Ее бесит, что родственники наведываются ко мне домой еще чаще. Мне кажется, что мы с ней после моей выписки из роддома вообще общаться не будем. Причину ее ненависти я понять не могу и мне кажется странным, что она меня ревнует к родственникам, как будто ей никто внимания не уделял, хотя я знаю, что в ее палату ходили не реже, чем ко мне. 

   

Оцените статью