“Я постоянно хожу с чувством, что я чужая…” Сирота из детского дома рассказывает, как живут такие, как она, дети

В детском доме я оказалась в пять лет и из-за того, что была очень маленькой, особо не понимала ничего, что вокруг меня происходило.

Свое детство мне вспомнить очень трудно, но все-таки иногда какие-то моменты всплывают в памяти. Моя мама интересовалась всю свою жизнь лишь алкоголем. А на мое воспитание ей было плевать всегда. Когда алкоголь, который она покупала на последние деньги заканчивался, мама очень злилась и как обычно я попадала под горячую руку, а потом в конце концов оставалась побитой. Я не всегда расстраивалась из-за побоев, ведь моего старшего брата мать могла бить гораздо сильнее и говорить ему слова гораздо обиднее, чем мне. Брат, в свою очередь, чаще всего меня защищал от матери.

Как-то раз я сидела на кухне с братом и ела оладьи, пока мама после готовки быстро куда-то собралась и громко хлопнув дверью, даже ничего не сказала напоследок. Я съела почти все блины, оставила лишь один обгрызанный, а по возвращению мамы стало ясно, что от увиденного она очень разозлилась и брат, как обычно сказал, что это он съел большую часть, а его сестра, то есть я, сидела голодная. 

Я даже не знала, как повлиять тогда на маму, чтобы она стала хоть немного пить меньше. Позже брат предложил нам сходить в гости к бабушке и пообещал, что она о нас позаботится. Однажды дверь немного скрипнула, и пока мама снова прошлась пьяная ночью по квартире, мы с братом делали вид, что спали и она никого из нас не тронула, а уже через минуту мы встали и быстро выбежали из квартиры, чтобы направиться к бабушке.

У бабушки мы прожили всего лишь месяц, так как коллеги по работе часто видели, что старушка все время опаздывает и придумывает всякие отговорки. Всем стало понятно, что у бабушки живут маленькие дети, так что кто-то решил в один день вызвать людей из органов опеки, чтобы те проверили, откуда взялись в доме у бабушки дети. Бабушка бы с радостью взяла над нами с братом опеку, но я уверена, что мама бы на такой шаг не согласилась, потому что бабушка сама инвалид и с многими обязанностями не справляется. 

Бабушка лишь смогла усыновить племянника пятнадцать лет назад, но тот уже вырос и такой старой бабушке вряд ли кто-то разрешит следить за детьми детсадовского возраста. В конце концов нам пришлось разлучиться даже с мамой, потому что органы опеки узнали о ее зависимости от спиртных напитков. Мой брат оказался в школе-интернате, а меня сразу же направили в детский дом к остальным маленьким детям, которые остались без родителей. На тот момент мне никто даже не сказал, что я буду жить в детском доме, но оказаться я там точно не хотела. Просто сказали, что место, куда я еду — это детский садик для таких малышей, как я.  

Когда я впервые попала в детский дом, там всего было восемнадцать детей и все они сидели с довольно грустными лицами. Одна из няней меня очень полюбила и поняла я это, когда заметила, что та няня ухаживает за мной больше, чем за остальными и всегда может дать что-то вкусное во время обеда. Бабушка тогда стала навещать меня с братом почти ежедневно, она хотела максимально часто с нами видеться, а вот маму я с тех пор не встретила ни разу, как будто она забыла про своих детей и мы с братом ей уже совсем были не нужны. Моя жизнь в том месте не была ужасной, но жить вдали от бабушки я тоже не очень хотела, я возможно, была бы рада, если бы бабушка сидела со мной ежедневно по двадцать четыре часа в сутки, жаль, что ее пускали в лучшем случае на три часа. 

Я стала немного старше и тоже начала учиться в школе-интернате, поэтому с братом могла видеться гораздо чаще, что мне очень нравилось. Училась я рядом с детским домом, так как школа-интернат находилась на соседней улице, но малышей туда не пускали, а школьники в нее переезжали со всеми своими вещами до своего совершеннолетия. Я очень огорчалась когда узнал, что в школе нас кормили всего два раза в день, а не так, как в детском доме по три. Иногда некоторых детей навещал кто-то из родственников, мог привозить по несколько сладостей, но таких детей было очень мало и большинство им завидовало. 

Я успела за эти годы привыкнуть к остальным детям и мы все друг с другом между собой общались, каждый рассказывал свои истории по поводу того. как они оказались в этом месте и после каждой услышанной истории мне было очень жалко всех моих одноклассников. Но были и плохие ребята у нас, которые били некоторых учеников за то, что кто-то не так на них глянул, но со мной, слава Богу, такого никогда не случалось, ведь я как серая мышка никогда не попадалась никому на глаза и общалась лишь с парой ребят. 

Когда я стала старше и заканчивала восьмой класс, то небольшую часть лучших учеников успели перевести в обычную школу, где рассказывали, что будет гораздо лучше обучение и я даже удивилась, что никто из тех детей не стал нас дразнить за то, что мы растем без родителей. 

Еще наших детей могли раз в год возить в какое-то курортное место, зачастую в Италию и я очень радовалась, что бывала за границей в детском возрасте, наверное, как и все учащиеся в школе-интернате. Позже меня усыновила одна пара средних лет в Италии, я им очень понравилась и они подумали, что смогли бы вырастить из меня очень хорошего человека, чему я очень обрадовалась. Но я никогда не забывала то, что моя мать про меня забыла еще когда я была совсем маленькой, я буквально осталась сиротой и эта мысль не давала мне покоя даже после двадцати лет, когда я работала и хорошо ладила со своей семье в Италии. 

Большинство ребят из детского дома за это время связались с плохими компаниями, а я наконец-то встретилась с мамой, когда вернулась домой из Италии, но ей нужно было лишь то, чтобы я выписалась из нашего жилья, которое она собиралась продавать в скором времени. Так я и поняла, что совсем одна в этом мире и со своими проблемами мне тоже нужно справляться самостоятельно. 

    

Оцените статью
“Я постоянно хожу с чувством, что я чужая…” Сирота из детского дома рассказывает, как живут такие, как она, дети
Неспроста свекровь к внукам попросилась приехать! Схитрить решила