“Вы только посмотрите на нее! Ха-ха, да она же приемная!” — все время говорили в сторону девочки остальные дети

Эля стала сиротой всего в три года, а из родственников, которые жили недалеко, была только тетя, но и она уже воспитывает собственных малышей, так что племянница в их семье точно стала бы лишней. Все сразу поняли, что кроме детского дома Эле деваться некуда. Все-таки женщина, живущая по соседств, догадалась, что надо брать ситуацию в свои руки, потому что жалко оставлять на произвол судьбы такую хорошую девочку. 

Таня даже не обратила внимание на то, что ей самой как-то нужно содержать своих пятерых деток, а самая младшая ходила в детский сад. Многие говорили, что соседке не нужен этот приемный ребенок и надо в первую очередь беспокоиться о своей семье, а не о детях, которые остались без родителей. Но Таня всем отвечала:

Какая разница, буду я жить с пятью детьми или с шестью? Как будто моя жизнь поменяется, если я буду готовить еду еще на одного ребенка? Никто от этого не пострадает и не будет в выигрыше. 

В итоге с тех пор Эля переехала домой к соседке и старалась показаться воспитанной, чтобы от ее вдруг не отказались. Татьяна любила Элю, как своего ребенка, чтобы та вдруг не почувствовала себя в их семье лишней. При этом Татьяна все время говорила своим пяти детям, что если они скажут хоть что-то обидное в сторону Эли, она их накажет. 

Через несколько лет Эля даже и не вспоминала, что ее на самом деле удочерили, так как переехала она к соседке в очень раннем возрасте, а та ей ни разу не рассказывала о том, что удочерила ее. Тем более семья была очень дружной, где все тоже как-то не поднимали тему того, что Эля осталась без родителей, боялись ее обижать, а в счастливом неведении живется гораздо легче. 

Но были и те, которые просто не могли не упомянуть при Эле то, что она без родителей, постоянно подкалывали девочку, а позже наблюдали за тем, как она плакала от услышанного. При этом смеялись не только с Эли, но еще и с Татьяны, которая ее удочерила. Хотя такую женщину стоило бы уважать, что она спасла девочку от ужасного времяпровождения в детском доме. 

После пятого класса, когда многие уже узнали, что у Эли не было родителей и ее удочерили, девочку начали обзывать все чаще приемной. Сколько бы Эля пыталась не обращать внимание, все равно плакала из-за того, что остальные задевали ее за живое. А когда девочка возвращалась домой вся в слезах, задавала маме вопрос:

Ты же меня не удочеряла? Или я действительно приемная в твоей семье?

Эля, не слушай остальных, наша семья тебя всегда любила и будет любить! Просто не обращай на остальных внимание, главное — помни, что мы всегда будем для тебя родными!

После услышанного от Татьяны девочка немного успокаивалась, но на душе все также было немного грустно из-за этих детей в школе, как будто им заняться нечем и они нашли над кем издеваться. Жили они в небольшом поселке, так что рано или поздно Эля все равно должна будет узнать правду о том, как ей пришлось переехать к соседке жить. Но как девочке будет больно, когда Ирина расскажет всю правду, она даже не представляет… 

Когда первые дети Ирины выросли и начали уже строить свои семьи, дома у Ирины осталась только Эля, которая на тот момент заканчивала девятый класс и чуть старше ее сын с дочкой, которые были уже в одиннадцатом классе. В конце концов Ирина решила, что больше не может скрывать этот секрет от Эли — она уже достаточно взрослая девочка, чтобы узнать правду. 

Когда Ирина вышла со своими детьми к ручью, где они обычно стирали вещи, все начало таять и вдруг лед сильно потрескался, все дети побежали на землю, чтобы не утонуть в этой речке, но только Татьяна осталась стоять и понимала, что сейчас утонет, ведь в такой ледяной воде она была не в силах куда-то плыть. Татьяна поплыла на большой льдине дальше по течению реки, пока дети грустно наблюдали за всем происходящим с берега. Возможно, если бы Татьяна была чуть смелее, то успела бы прыгнуть на лед, который еще не оторвался от берега и спокойно бы вышла на сушу. Эля просто не могла на это спокойно смотреть и кинулась спасать маму, так что перепрыгнув с одной льдины на ту, на которой стояла мама, она ее крепко обняла и сказала той не переживать. 

Эля, мне кажется, что мы уже не выживем… — вдруг заплакала Татьяна.    

Татьяна понимала, что надо что-то делать, остаться стоять на этой быстро плывущей льдине — не лучший вариант и нужно куда-то убираться, чтобы спасти теперь хотя бы дочку. Они заметили, что одна еще большая льдина медленно приближалась к ним, так что женщина с Элей быстро перепрыгнула на нее, а с той на другую, которая не откололась от остального льда. 

Татьяна настолько перепугалась, что упала на землю, поняв, что все уже позади, но перепугаться за Элю она успела не меньше и все-таки если бы не дочка, Татьяна просто продолжила бы плыть по течению без надежды на спасение. К ним успела подбежать целая толпа местных, которые обеспокоенно интересовались тем, что произошло. Когда Татьяна при всей этой толпе назвала Элю своей родной дочерью, после того дня больше никто не стал шутить над тем, что девочка приемная, а многие даже извинились за то, что долгое время называли так Элю.    

Оцените статью
“Вы только посмотрите на нее! Ха-ха, да она же приемная!” — все время говорили в сторону девочки остальные дети
На развод я сразу согласилась