— Вы, Светлана Ивановна, заберите пока девочку к себе, а мы будем искать маму

В тот вечер я задержалась на работе, заканчивая отчет и возвращалась домой через парк, когда уже сгущались сумерки. Неожиданно, неподалеку от детской площадки увидела коляску, а возле нее – растерянно оглядывающуюся девочку годика полтора-два. Подошла ближе, и тоже стала оглядываться, понимая, что ребенок ищет родителей. Вокруг никого не было, площадка пустовала, а девочка, увидев меня, подошла и сообщила, что мамы нет. Сделала она это оригинально, так как еще плохо говорила – произнесла слово «мама» и развела ручками, мол, нет, и все тут!

Спросила, как ее зовут. Девочка уверенно ответила:

— Аня.

— И куда же, Анечка, твоя мама делась?

И снова та же комбинация:

— Мама…, — и разведенные ручки.

Пришлось вызывать полицию. Ситуацию по телефону объясняла минут десять. Потом еще с полчаса ждала экипаж. Прибыли, подозрительно на меня покосились, составили протокол, потом, поняв, что я совершенно случайный прохожий, стали общаться нормально, а в конце беседы попросили:

— Вы, Светлана Ивановна, заберите пока девочку к себе, а мы будем искать маму.

Я опешила:

— Ну что вы, у меня своих трое, муж…

Но старший наряда был настойчивым и уговорил, надавив на жалость:

— Неужели вы хотите, чтобы м отвезли Аню в Дом малютки? Не думаю, что ей там будет очень комфортно…

Вздохнув, махнула рукой:

— Ладно, согласна.

Полиция уехала, я посадила Аню в коляску и мы покатили к нам домой. По пути позвонила мужу:

— Дорогой, у нас в семье будет прибавление!

Муж воспринял шутку в своем направлении мыслей:

— Ну ты даешь! Мы же только троих хотели! Ну да ладно, где три, там будет и четыре!

Я рассмеялась:

— Ты даже не представляешь, как скоро будет, минут через двадцать!

Это был уже ребус посложнее, повисла пауза, после которой прозвучало неуверенное приглашение на ужин:

— Ладно, приходи, все стынет, за ужином и расскажешь все.

И вот мы с Анечкой у нас дома. Дети обрадовались такому неожиданному прибавлению, а когда я рассказала историю нашего с Аней знакомства, начали ее дружно жалеть:

— Бедненькая…

— Потерялась…

— Ой, как жалко…

Мы с мужем закрыли эту жалобную книгу и сказали, что все будет хорошо, и мама найдется. После этого все вместе поужинали и дети взяли Аню под свою опеку.

На следующее утро позвонили из полиции:

— Мы нашли маму Ани, она в больнице, из парка ее без сознания забрала «Скорая», очень переживает за дочку, запишите телефон, перезвоните ей, пожалуйста.

Разговор с Аниной мамой был эмоциональным, с ее стороны. Женщина лежала в гинекологии, оказывается, она была на восьмом месяце беременности. Сто раз благодарила, что приютили девочку и сказала, что через три дня вернется из командировки муж, и заберет дочку. На том и порешили. Потом я передала телефон Ане, и они с мамой пообщались. Наша гостья рассказала на своем детском сленге, как интересно было играть с детками, назвала, коверкая имена своих новых друзей и сказала, что тетя (я) хорошая.

Через три дня, как обещала мама Ани, приехал папа. Он притащил нам целый благодарственный пакет с шампанским, коньяком и всякими деликатесами, хотел еще «компенсировать неудобства», но мы с мужем сказали, что обидимся навек, и эту тему опустили.

Папа с Аней уехали, мы с ней договорились встречаться, и сейчас это происходи достаточно часто, так как нас с мужем родители девочки попросили стать крестными родителями для ее братика, родившегося спустя месяц.

Такая вот была у меня интересная история, благодаря которой у детей появилась подружка, а у нас – крестник и кумовья.

Оцените статью
— Вы, Светлана Ивановна, заберите пока девочку к себе, а мы будем искать маму
— Пусть тетя тебя забирает!