Все считали, что наш брак обречен с первого дня нашей совместной жизни

За семнадцать лет совместной жизни мы с супругом родили четверо детей, почти выплатили ипотеку и практически закончили строительство дачи. В нашем семейном анамнезе три кризиса, все как по учебнику, один раз в пять лет.

— А если бы мы с тобой развелись, ты бы второй раз женился? — я внимательно наблюдала за реакцией супруга. Он немного помолчал, а потом спокойным тоном ответил:

— Ты понимаешь, после того, как я был женат на такой умной и красивой женщине, у которой столько добродетелей, я вряд ли смогу быть счастлив с другой.

И с этим юмористом я прожила уже большую половину своей жизни. За семнадцать лет совместной жизни мы с супругом родили четверо детей, почти выплатили ипотеку и практически закончили строительство дачи. В нашем семейном анамнезе три кризиса, все как по учебнику, один раз в пять лет. У нас полная раковина грязной посуды, по всей квартире раскиданы детские игрушки, в кастрюле суп, а у меня новенький маникюр.

Моя маникюрша думает, что моя реальность похожа на сказку, так как мой супруг всегда замечает изменение цвета моих ногтей. «Далеко не все мужчины так пекутся о своих женах!» — наигранно восклицает она. Она окутана ароматом ацетона, словно пифия наркотическим дурманом.

«После смерти сожги мое тело, а потом развей мой прах над морем!», — мой супруг обтирает меня мокрым полотенцем, так как у меня температура выше тридцати девяти, а жаропонижающие пока не подействовали. Он злобно шепчет мне: «Знай, если умрешь, то я тебя похороню в гробу с рюшечками, а потом поставлю памятник с фото, на котором ты блондинка!» Это самый действенный стимул для того, чтобы мой организм начал бороться с болезнью. Он всегда знал, что я терпеть не могу рюши.

Изначально все думали, что наш брак обречен на провал. А я, так думаю и до сих пор, ведь мы с ним совершенно разные, не только по характеру, но и по темпераменту. У нас вместе даже не получается отдыхать, мы два раза попробовали, а теперь предпочитаем тосковать в разлуке, так как мы очень сильно друг друга раздражаем.

На днях я встретила пожилую супружескую пару, которые поднимались по лестнице в подземном переходе: они шли и поддерживали друг друга. Навстречу им шла влюбленная пара, которые приглянулись, а потом прошептали друг другу, что встретят старость вместе. Старик пробурчал старухе: «Давай шевелись!»

Понятно, что чужая душа – это потемки, а чужая семья тем более. За отношениями, которые мы видим скрывается невидимый нам тайный смысл. Из каких, составляющих складывается судьба определенной семьи: нежности, равнодушия, чуткости, смирения, насилия, доминирования, скудности или богатства духа. Я этого точно не знаю. Иногда тюбик зубной пасты, который воспел Высоцкий может оказать роковое влияние на жизнь семьи.

Мой супруг может позвонить и сообщить, что через час он приедет домой с друзьями. Я после его звонка кручусь на кухне, как юла, но при этом успеваю накрыть шикарный стол, состоящий из пяти блюд. Я делаю это не потому, что мой супруг тиран и у нас патриархальная семья. Я просто знаю, что для моего супруга гостеприимство имеет важное значение, не меньшее, чем его свобода выбора.

Я также ценю свою свободу. У родителей в многодетной семье очень много ограничений. Приходится контролировать свою злость, раздражение, речь, нужно подстраивать свои графики под потребности детей. Мы тратим деньги на своих маленьких паршивцев, вместо того, чтобы купить себе новое платье.

Если в условиях такой добровольной неволи, взрослые начнут еще и ограничивать друг друга, а также контролировать личные потребности, то семейная жизнь окончательно превратится в ад. В многодетной семье очень важно, чтобы супруги научились друг другу доверять и быть откровенными. Не менее важно помнить, что если в семье назревает конфликт, то должен быть альтернативный вариант решения проблемы.

Дети – это не главная составляющая семьи, ведь мать или отец могут быть одинокими людьми.  Семья не заключается в совместном ведении хозяйства или единой стратегии выживания. Иногда вместе живут друзья, которые образуют стойкие коммуны. Семью невозможно построить на одних общих увлечениях или проектах. Разрабатывать совместные проекты могут и единомышленники или коллеги.

Семья основывается на союзе мужчины и женщины, их прорастании друг в друга. Дети – это в семье люди временные, они как пришли, так и уйдут. А супруги остаются. Грустные, немного смешные, с набором общих воспоминаний и уже с изрядно потрепанным здоровьем. И когда мы вместе будем идти по своим стариковским делам, он мне скажет: «Давай шевелись!», я ему отвечу: «Мужчина, прекратите ко мне приставать! Я понимаю, что перед вами устоять невозможно, но я замужняя женщина!» И мы с ним обязательно улыбнемся!

Оцените статью
Все считали, что наш брак обречен с первого дня нашей совместной жизни
Отведу дочь в садик, и пусть только попробуют отказаться принимать ее!