Почему лучше не обижать невесток

Большой фруктовый сад практически не изменился за столько лет. Татьяна тихонько открыла старую калитку и вошла в неухоженный двор, поросший бурьяном и крапивой. Небольшой бревенчатый домик, в который она когда-то пришла невестой, покосился и потемнел от времени, и смотрел на этот мир грязными обшарпанными окнами. Татьяна поискала глазами по саду свою яблоньку – она садила ее когда-то своими руками в один из весенних погожих деньков. Она подошла к дереву, обняла его и прижалась всем телом. Перед глазами встали картины из прошлого, от которых невольно навернулись слезы. Год этот был богат на урожай яблок, все деревья были обильно усыпаны этими сочными плодами. Те, которые переспевали, осыпались на землю, и там медленно догнивали, издавая кисло-сладких тошнотворный аромат. На дворе стоял август. Ветерок трепал листву деревьев, и в этом шелесте Татьяне слышался упрек. «Ты не обижайся на меня, яблонька», — женщина ласково провела по коре рукой. «Не серчай на меня. Я перед уходом уберу все твои яблочки»

Дверь, как и было заведено в деревнях, была не заперта. Прямо у входа лежал выцветший от времени половик – Татьяна по молодости вязала и шила. Прогнившие половицы как-то совсем жалобно заскрипели под ногами, а из другой комнаты раздался испуганный и глухой старческий голос. «Кто здесь?» Татьяна подняла тяжелые сумки и вошла.

Свекровью Тамара Федоровна Татьяне давно уже не приходилась. Когда-то, выйдя за Степана и придя в дом мужа из дома родителей, Татьяна и подумать не могла, что сбежит из этого ужасного, принесшего столько боли, дома посреди ночи и с маленьким ребенком на руках. Чтобы спастись… Мама Татьяны была против того, чтобы ее дочь выходила за Степана, с самого начала. Она изо всех сил отговаривала дочь от этого брака:

— Танюша, ну пойми ты, хорошая моя! – говорила мать, поглаживая золотистые локоны дочери. – Степан же выпить шибко любит! А ты ведь и понятия не имеешь, каково это – иметь дело с пьющими людьми!  А мамаша его, Тамара, она одна его воспитывала. Да и характер у нее тяжелый. Она тебя просто со свету сживет. Одумайся!

— Мама, он меня очень любит! Поэтому ради меня и пить бросит! А Тамара Федоровна ко мне очень хорошо относится! Дочкой даже зовет, — успокаивала Татьяна свою мать.

На свадьбе гуляла вся деревня. А во время первой брачной ночи Степан, напившись, избил Татьяну так, что она не могла подняться.

— Ты сама этого добилась! – поджав губы, сказала свекровь, когда Татьяна попыталась искать у нее защиты. – Какого черта глазки всем строила на свадьбе? Степан ведь не слепой! Андрюха соседский как на тебя пялился!

А потом Степан уже практически ежедневно напивался до поросячьего визга. Напившись, он совсем терял остатки разума, и гонял Татьяну по всей деревне, обзывал последними словами и бил всем, что попадалось ему под руку. Когда трезвел, падал на колени и молил простить его. Иногда даже пускал слезу. А Татьяна, видя его слезы, начинала реветь вместе с ним. Жалко его было… Такая вот жизнь была у молодых. Ну а потом Татьяна забеременела…

Степан резко изменился. Он больше не пил ни грамма, носил Татьяну на руках и ласково целовал. Он запрещал ей тяжелую работу и задаривал дикими полевыми цветами. А Тамара Федоровна вся почернела от злости. Сына назвали Сашкой. Татьяна как-то даже расцвела, похорошела, румянец во все щеки. В семье царила идиллия. Но Татьяна стала замечать что-то нехорошее. Как только Степан приходил с работы, Тамара Федоровна уводила его в другую комнату, запирала за собой дверь и что-то шептала ему на ухо. После таких нашептываний он выходил с помрачневшим лицом, огрызался на Татьяну с сыном, а потом потихоньку опять запил. А очень скоро все стало ясно. Степан однажды схватил Татьяну за волосы и изо всех сил врезал кулаком в лицо:

— Люди шепчутся за спиной, что Сашка совсем не похож на меня! От кого нагуляла, стерва? Не скажешь – убью!

Избив ее, он наконец успокоился и уснул. Татьяна пришла в себя, потом немного умылась ледяной водой и пошла собирать вещи.

— Что, гулящая, бежать надумала? – дорогу Татьяне перегородила свекровь. – Вот и проваливай к своему любовничку! Испоганила жизнь моему Степушке! Я ему найду нормальную жену! И работящую, и не гулящую!

Уходя, Татьяна обернулась на молодую яблоньку, которую совсем недавно с такой любовью садила…

Прошло двадцать лет. Татьяна была второй раз замужем, жила в городе. С мужем они занялись собственным бизнесом. Сашка вырос, выучился на врача. А как жилось Степану и его матери Татьяна не знала. До недавнего времени.

Соседка позвонила Татьяне и рассказала, что Степан умер, а мать его осталась совсем одна. Жена Степана с детьми к родителям сбежала, и о Тамаре Федоровне совсем не вспоминает. Татьяна, не смотря на отговоры мужа и сына, собралась и поехала в деревню.

Свекровь свою она не узнала. Та была такой статной двадцать лет назад. С гордой осанкой, сильная и волевая. А сейчас это была сгорбленная и высохшая старушка, брошенная невесткой умирать в одиночестве.

— Танечка, это ты? – тихим изумленным голосом спросила она.

— Да, Тамара Федоровна, — улыбнулась Татьяна. – Я Вам тут покушать привезла и фото…

Тамара Федоровна посмотрела на фотографию взрослого Сашеньки и горько расплакалась. С фото на нее смотрели улыбающиеся глаза молодого Степана…

Оцените статью
Почему лучше не обижать невесток
Свекруха думает, что я должна была рассказать ей про поведение золовки