“Останешься с приболевшей матерью или уйдешь?” — задают вопрос на уроке. И ответ моего сына

“Ты проживаешь в небольшом поселке с тяжело больной матерью. Но тебе как раз сделали отличное предложение в одном из крупных мегаполисов. Каков будет твой выбор?” — задают вопрос детям на уроках в школе. Мой Петя сказал, что планирует уехать для того, чтобы оплатить лечение матери и нанять женщину для ухода за ней. А после расплакался. Психолог Валентина Ивановна про важный разговор с сыном.

Слушала рассказ сына и слезы на глаза наворачивались

Я имею сына, которых ходит в шестой класс школы. На данный момент ему 13 лет. В этом возрасте говорят, начинается переходный возраст. Но у кого-то он начинается раньше. С того момента, как эта маленькая жизнь зародилась во мне, я с ним разговариваю. Иногда я ощущаю, что он не все со мной теперь обсуждает и тщательно подбирает слова.

Я ежедневно прихожу за сыном в школу и мы едем на тренировки. Они расположены далеко и ехать приходится минут сорок. И если он не засыпает, не играет в телефоне, то мы беседуем. Понятное дело, я спрашиваю о происшествиях в школе и классе.

Недавно Петр решил рассказать мне, какую задачку они решали на уроках по обществознанию.

“ Ты являешься молодым специалистом в ай-ти сфере, но проживаешь в небольшом поселке со своей матерью, которая является тяжелобольной женщиной и нуждается в уходе. И тут тебе предложили хорошую работу и должность в крупном мегаполисе. С хорошим окладом. В три раза больше, чем теперь. И перспективы отличные намечаются. Карьерный рост. Каково будет твое решение?”

И сын поведал мне, как он ответил: “Я приму предложение и уеду на работу в крупный мегаполис. Найму сиделку матери, оплачу ее лечение, куплю все необходимые лекарства и стану часто ее навещать.”

После рассказа поднимает на меня глаза и смотрит вопросительно: “Ну, что думаешь по этому поводу?”

А я стою и не могу вымолвить ни слова. Ведь в его словах чистая правда. И он действительно нашел идеальное решение этой задачи.

На этом я думала, что наш разговор закончен. И тут оказывается продолжение. Сынок начинает всхлипывать.

Петенька, что с тобой?

Мамочка, а как ты будешь без меня, когда так тяжело больна? — не выдержал мой маленький мужчинка.

Я стала успокаивать его и объяснять, что веду правильный образ жизни, слежу за питанием, регулярно обследуюсь и поэтому планирую прожить долгую здоровую жизнь. А если вдруг чего, то у меня имеется супруг и я понимаю тот факт, что ребенок не должен быть рядом с родителями и лучшим для них лекарством будет осознание того, что их дети живут своей отдельной счастливой жизнью.

“Как мне оставить мать?”

Над этим разговором с сыном я думала много дней подряд. Например я в таком же возрасте сто процентов бы предпочла остаться с матерью. Ведь до самых сорока лет я так и делала — оставалась рядом. Умерла она, когда мне было сорок четыре…

Когда мне было 30 лет, то мы планировали переез с супругом и нашими детьми в его родной город. И я уже тогда не хотела оставлять мать. Но когда мы все же переехали, то я даже сперва ей стеснялась об этом сказать. Поначалу в отпуск якобы, а после осели там. Но спустя пару лет мы все же перевезли ее к себе.

Если рассуждать на эту тему с психологической точки зрения, постараться ставить диагнозы, то кто-то скажет, что я мыслила инфантильно и не могла оторваться от маминой юбки. Но если взглянуть на происходящее с другой стороны, копнуть глубже и разобраться в деталях, то станет всем понятно, что на тот момент я просто не могла действовать иначе. И я даже в страшном сне не могла себе представить, что уеду и оставлю ее одну.

Итак, в чем же разница между мною и сыном, кроме возрастной? Как оправдать его решение и правильное ли оно было? Как так получилось, что я, которая всегда поступала иначе, смогла вырастить ребенка, который выбрал себя?

Жизнь без преодолений

Тринадцать лет мне было, когда шел 1984 год. Летом в столице проходили разные фестивали. Я тогда была высокой и носила косу, вела активный образ жизни, читала и участвовала в самодеятельности. В родителях души не чаяла и хотела иметь собаку.

Все в моей жизни было отлично и шло по накатанной. Мать — педагог, отец — военный. Я хотела стать врачом. Тогда мы жили в Чехии, училась я на отлично и была активисткой. Мне выдали путевку в Артек.

Но я не могла себе представить, как буду жить вдали от отца и матери. И даже когда гостила у бабушки, то сильно скучала за ними. Я физически в них нуждалась. Мое стремление постоянно находиться рядом с ними их раздражало. Я понимала, что чересчур к ним привязана и требую слишком много внимания к себе.

Мои родители родились после войны в 1950 году. И они выживали, при этом рождали детей, учили благодарить их за отсутствие войны. Бабушки и дедушки мои пережили все: голод, революцию, гражданскую войну, коллективизацию, репрессии, ВОВ. На мою молодость пришлись девяностые, когда разрушались все ценности и формировались новые.

Именно мы рожали детей, которые просто жили и ни о чем не задумывались. Они просто стали людьми и весь мир был брошен к их ногам.

Вот в этот момент и возникает вопрос: как воспитывать молодежь, как донести до них наши ценности? И как заставить делать правильный выбор? Скорее всего, нужно задуматься: для чего я рожала ребенка? Только потому, что хотела дать жизнь. Конец предложения.

Когда отвечаешь так, то не нужно ожидать того, что дети бросят все блага к твоим ногам. Они будут выбирать себя, продолжая уважать родителей.

Оцените статью
“Останешься с приболевшей матерью или уйдешь?” — задают вопрос на уроке. И ответ моего сына
Неправильное дитя