— Ну и пусть себе кричит, на здоровье. Я не подойду к нему. Пусть привыкает сам успокаиваться

Мы очень давно дружим с одной хорошей семьей. А недавно они вынуждены были переехать по работе в другой штат. Это в Америке обычное дело. Конечно же, видеться мы стали гораздо реже. Казалось бы, это и не так далеко от нас – всего три с половиной часа езды от нас, но ведь туда-сюда не наездишься.

Но особенно я пожалела, что мы теперь не так близко друг от друга, когда мы с Анжеликой забеременели с совсем небольшой разницей во времени. Мы звонили друг другу практически каждый день, обсуждали предстоящие роды, советовались, представляли, как вместе прогуливаемся с колясками по берегу океана. Но что поделаешь, судьба разбросала нас по разным штатам.

Я родила свою малышку в декабре, а Анжелика своего сыночка в конце февраля. Я рассказывала подруге по телефону о том, как справлялась с дочкой в первые недели после родов. Обсуждали одежду, питание, игрушки. Когда наши детки немножко подросли, мы потихоньку стали обсуждать, как бы нам наконец встретиться. Решили, что в дорогу отправимся все-таки мы, потому что мы и старше, и дорогу лучше переносим судя по рассказам.

Утром у нас выехать не получилось, так как супругу моему позвонили из офиса, и он туда сразу же умчался. Выдвинуться получилось уже после обеда, а приехали к друзьям только вечером. Мы крепко обнялись между собой, потом показали друг другу своих малышей, и почти сразу разошлись по разным комнатам, чтобы уложить детей спать. Мы с мужем уложили нашу дочурку быстро, и вышли в гостиную к друзьям – они уже ждали нас. Анжелика с Джоном стали накрывать на стол.

— Ого, как вы Алекса быстро укачали! Чемпионы по укладыванию спать просто! – я не удержалась и сделала комплимент друзьям.

— Да мы как-то и не убаюкиваем особо. Просто кладем его в кроватку и все. А он засыпает, — поделилась Анжелика.

Для меня составление режима дня ребенка очень важно, поэтому я была сильно впечатлена методикой подруги. Засыпать самостоятельно в три месяца – это, конечно, поразительно!

Мы принялись ужинать. За столом у нас начались неспешные беседы о том-о сем, новостей накопилось масса. И тут из одной из комнат раздался плач. Я на автомате подорвалась, чтобы бежать к дочке.

— Таня, не беги никуда, — засмеялась Анжелика. – Это мой, — и сделала музыку немного по тише. Но с ни она, ни ее супруг не сдвинулись ни с места.

Алекс стал плакать еще громче.

— Почему ты не идешь к нему? Уже аж заходится весь…

— Ну и пусть себе кричит, на здоровье. Я не подойду к нему. Мы слишком скакали перед ним, когда только родился. Хватит, а то разбаловали. Пусть привыкает сам успокаиваться.

Тем временем ребенок уже орал что есть мочи.

— Анжел, давай я к нему схожу, — робко сказала я. – Сил нет слышать это. Аж сердце разрывается.

— Ты лучше меня пожалей. Я раньше подрывалась к нему при малейшем шорохе. А теперь хватит. У меня хоть вечера стали нормальные, освободилась наконец. После восьми я к нему не подхожу теперь. А так бы давно с ума сошла.

— Как бы с ума не сойти теперь мне, — грустно улыбнулась я. – Если ты хочешь по одному из методов действовать, то там специальная методика. Там не бросают вот так по вечерам, а выделяют определенные периоды, на определенное время. И начинают с полминутки-минутки, и постепенно наращивают промежутки.

Всё, закончили об этом. Он уже поел, памперсы я ему сменила. Пусть спит. А не хочет спать, то пусть орет, если ему так хочется.

Я хотела возразить, но мой муж подергал меня под столом, чтобы я не встревала в чужое дело.

Мы еще пытались продолжить ужинать и болтать, но как-то это не особо получалось под беспрерывный плач малыша. Алекс орал еще минут двадцать. Потом, утомившись, уснул.

Оставшееся время в этом доме для меня было пыткой. Пока Алекс спал, все, вроде было хорошо. Но как только он начинал плакать, сердце мое буквально выпрыгивало.

Мне показалось, что такое поведение подруги могло быть результатом послеродовой депрессии. Я даже попыталась сказать об этом и Анжелике, и ее супругу. Но они не стали слушать.

Уезжала я с огромной тяжестью на душе. Вроде, это совсем не мое дело, но так сильно было жаль ни в чем невиноватого ребенка…

Оцените статью
— Ну и пусть себе кричит, на здоровье. Я не подойду к нему. Пусть привыкает сам успокаиваться
Мой бывший потребовал возврат за такси для дочери