Не смогла помочь дочке с покупкой квартиры, а она после этого прекратила со мной общаться

 — Ты только представь, я с ней столкнулась в магазине! — делится Валентина Андреевна. — Я с ней поздоровалась, а она даже не посмотрела на меня, отвернулась и ушла. И это дочка родная! Я тогда в магазин зашла с соседкой и мне так неловко стало. У меня в голове не укладывается, как она может так с родной матерью поступать!

Дочке Валентине Андреевне Миле тридцать три года. Девушка с матерью не общается уже больше шести лет. Это произошло после того, как дочка решила взять ипотеку, чтобы купить однушку на окраине Москвы в одной из новостроек.

Миле тяжело было платить ипотеку, так как у нее была небольшая зарплата и она хваталась за любую подработку. Ей приходилось пахать без выходных и экономить на самом необходимом, она нигде не бывает, а кроме этого одежду и обувь носила по много лет. Девушка ела только каши и постные супы, в парикмахерскую не ходила, а просто собирала свои волосы в хвост, благо возраст позволял делать это без особого ущерба для внешности.

Мила одинока, раньше у нее был парень, но они потом расстались. Скорее всего в его планы не входило помогать девушке платить ипотеку.

Новых парней вокруг Милы не было. Да в этом ничего плохого и не было, так как у нее на отношения не было ни времени, ни сил.

Было время, когда Мила мечтала о том, что у нее будет большая семья, но сейчас она отлично понимала, что даже в ее жизни появится молодой человек, то она не сможет позволить пока себе родить, так как у нее очень плотный рабочий график и выпасть из него она не сможет.

— Лучшее противозачаточное – это ипотека, — говорила подругам Мила.  

А платить ей ипотеку еще практически десять лет. Главное, чтобы ее здоровье не подвело, а оно у Милы с детских лет было не богатырским. Самой серьезное ее проблемой было прогрессирующее падение зрения. Миле приходилось круглосуточно пялится в монитор, что на зрении сказывается не лучшим образом. Однако Миле некогда было даже в больницу сходить некогда.

Вместо того, чтобы сходить к доктору она брала дополнительные смены на работе, спасибо начальству, что давали такую возможность. Понятное дело, что это было непросто, но Миле очень были нужны деньги.

Валентине Андреевне о жизни дочери рассказывает ее племянница, которая с Милой общается. Вся родня осуждает мать за то, что она отказывается помогать дочке. Примерно десять лет назад Валентина Андреевна и ее сестра продали родительское жилье и деньги между собой поделили поровну. Сестра дочке купила собственное жилье, а Валентина Андреевна также купила квартиру, но сдает ее в аренду, а деньги забирает себе.

— У меня пенсия крохотная, на ее прожить невозможно! — говорит мать. — Эмме повезло, у нее ведь есть супруг, а у него очень хорошая пенсия. Да и жить на две пенсии намного проще, чем на одну. Я уже не могу работать из-за возраста, да и кто меня уже возьмет, а выжить на мою пенсию совершенно нереально. И помощи мне ждать неоткуда. Дочка со мной даже здороваться не хочет. Разве она снизойдет до того, чтобы мне помочь чем-то.

Эмме Андреевны конечно жизнь намного проще, так как у нее есть супруг, да и зять отличный, который теще в помощи ни разу не отказал. Он мать жены и возит куда ей нужно и если нужно, то поможет. А вот на Милу даже надеяться нечего, так как у нее нет ни автомобиля, ни денег, ни времени. Да и характер у дочки такой, что даже предположить невозможно, чего от нее ждать.

— А я же ее сама растила! — говорит Валентина Андреевна. — Я всегда старалась, чтобы дочка никогда и ни в чем не нуждалась. Я ей отличное образование дала. Только отказала в том, чтобы свою недвижимость отдать. Я ей тогда прямо сказала: «Это моя подушка безопасности на старости лет!» Ты молодая, а поэтому выкручивайся сама.

Именно после этого разговора дочка на мать и обиделась: «Она съехала от родительницы, а потом с ней полностью прекратила все общение.

— Я ее не прогоняла, это было только ее решение! — жалуется женщина.

Спустя время Мила взяла ипотеку. Об этом матери рассказала племянница.

— Так получается, что, если у меня лишних денег нет, так я и не нужна получаюсь собственной дочке. Выросла дочка и упорхнула от меня. Я себя долго корила, что свои интересы поставила превыше дочкиных, а вот теперь понимаю, что я все правильно сделала, ведь перепиши я на нее квартиру, то у меня не только бы дочери не было, но и средств к существованию.

А как вы считаете: дока Валентины Андреевны совершенно правильно обиделась на мать или нет?

Оцените статью
Не смогла помочь дочке с покупкой квартиры, а она после этого прекратила со мной общаться
Мальчик с недовольным видом ходил вокруг по комнате и только бурчал под нос, что лучше бы у него появилась сестренка, а не брат