Не могу сейчас любить внука. Может полюблю, когда вырастет

Когда задают вопрос: “Любите ли вы детей?”, то мало кто отвечает правду. Ведь зачастую если речь идет о своих детях, тогда их мы обожаем. А когда о чужих, тогда вопрос спорный. К тому же дети бывают хамоватыми, капризными и непослушными. Этого никто не отменял.

Или если уточнить, то так: очень много людей терпеть не могут кричащих детей, а также злых и хитрых. Только малая часть людей воспринимает детей адекватно. Без раздражения. 

Вообще ничего не говорила, — с жалостью в голосе сообщает своей матери Лиза, — не собиралась поздравлять, не спросила о моем самочувствии. Попросту пожала плечами и пошла к себе.

Лиза когда узнала о беременности, была в браке уже на протяжении трех лет. Так сложились обстоятельства, что они с супругом жили вместе с его матерью, Аленой Владимировной.

Просто у нее была просторная трешка, а старшая сестренка Виктора Дина уже уехала с мужем к нему. К тому же Алена Владимировна недавно вывихнула ногу и за ней нужен был уход.

Так выходит, что вы должны пожить со мной хотя бы два месяца, — сообщила она сыну и его жене, — и сэкономите к тому же. Начнете откладывать деньги на свое жилье.

Молодежь решила остаться и не съехали даже тогда, когда свекровь полностью поправилась. 

Отлично уживаемся, — говорила Лиза подружкам, когда те задавали провокационные вопросы, — комнат много, места тоже, у всех есть свое место, так что в наши с мужем дела никто не вмешивается. Алена Владимировна является деликатной и чистоплотной. На еду мы сбрасываемся, коммунальные тоже пополам, так что все довольны.

Молодая семья уже успела отложить некоторую сумму на будущую квартиру. Размениваться мать не желала, да остальные и не требовали. Ведь это по большому счету не их квартира вовсе.

Когда молодые жили уже второй год вместе, к Лизе зашла подружка с ребенком маленьким. Они пошли в комнату к молодым, а вышли лишь на кухню перекусить и в туалет сходить. Только когда подруга ушла, Алена Владимировна сказала:

Лизонька, — говорит она, — я бы тебя попросила видеться с этой подружкой вне нашего дома. У нее очень капризный малыш. Мне такие не нравятся.

Я была крайне удивлена, — призналась Лиза, — к тому же стала вспоминать, что к нам приходит лишь старший ребенок сестры мужа, а младшая девочка, которй всего два года, мы видим только тогда, когда ходим в гости к ним.

Конечно, — подтвердила мои подозрения свекруха, — у меня нет сил терпеть малышей долгое время, достаточно всего пятнадцати минут, чтобы понять, что они из себя представляют. А кто сказал, что я их должна обожать? Меня и собственные внуки раздражают. 

С тех пор Лиза присматривалась к свекрови. Как она реагирует на детей, проходящих по улице, кричащих в магазине. Как выяснилось, в лучшем случае равнодушно. Ну или раздраженно.

У матери пунктик, — сказала Вера, — когда мы с братом росли, то еще был отец, никто никому не мешал, бабушкам нас не оставляли. Только лет до пяти пока моя дочь не подросла, мать к ней не подходила. Она росла капризным ребенком и кричала не по делу. Смотрела на нее издали и не нянчилась даже.

Ну ничего, не переживай, — говорил мне муж, — когда увидит нашего малыша после рождения, то сразу станет по-другому себя вести.

Через несколько лет муж с женой узнали о своей беременности, а до тех пор сознательно не шли на этот шаг, чтобы скопить побольше денежек. А вот родители Лизы все время спрашивали, когда появятся внуки. Но во когда Лиза увидела положительный результат теста, то стала бояться реакции свекрови.

Ходит и помалкивает, — позвонила она мужу, — нужно ипотеку оформлять.

Молодежи хватило на однушку. А свекровь на протяжении беременности при звонке невестке ни разу так и не спросила, как она себя чувствует, как поживает будущая мать с внуком. При выписке из роддома она присутствовала, но не более пятнадцати минут. Чуда не произошло. Она не воспылала внезапной любовью к наследнику сына.

Когда внуку исполнялся год, то она пробыла у нас полчаса, — рассказывает Лиза, вручила подарок и внук расплакался, так как бабушка была для него незнакомкой.

Вот когда Димочке исполнится пять лет, — сказала свекровь моему мужу, мне и сватам, — тогда я с ним и пообщаюсь, буду участвовать в воспитании.

Нет! — говорю я мужу, — не дождется. Неужели можно так поступать с собственным внуком? Если она самоустранилась, то пусть теперь расхлебывает. За поступками следует наказание.

Прошло четыре года и у Димы наступил день рождения. Свекровь в первый раз пригласила к себе всю семью своего сына, но Лиза наотрез отказалась идти. Хотя муж и умоляет сменить гнев на милость. Ведь это бабушка Димы.

Оцените статью
Не могу сейчас любить внука. Может полюблю, когда вырастет
Когда дома уберешься, тогда и будешь рукодельничать на продажу