“Мои родители согласились купить нам автомобиль, но запретили свекрови к нему приближаться,” — сообщила Катя своему супругу

— Мой сын достаточно давно женился, уже три года прошло. Ему самому тогда всего двадцать пять было, а невеста — на два года его старше. Я не стала им мешать. И разве могла я что-то запретить? Рассуждала так: они взрослые люди и посторонняя семья, зачем мне к ним лезть? — делится Анна.

Сына женщины зовут Пётр. После свадьбы он переехал к жене. У него самого не было своей жилплощади, только доля в квартире матери и машина. Именно из-за машины и стали возникать конфликты с Катей, невесткой.

— Я никогда не заходила к ним без приглашения, — продолжает Анна. — Приглашали, правда, нечасто. Но это понятно, у них же собственная жизнь, а ещё работа. Хотя Катя уже полтора года как в декретном отпуске, родила девочку, внучка моя. Мне бы хотелось видеться с ней чаще. Однако Катя не разрешает. Когда прошу, отвечает очень холодно и резко. И всегда есть причина, почему нельзя приехать.

— Малышка не спала всю ночь. А вы вечером приедете, как я её потом уложу? Разволнуется только, — вот что говорила невестка.

— Я, и правда, хотела именно вечером в гости заглянуть. Днём я работаю, только так могу с сыном повидаться. Да, есть выходные. Но невестка всё время занята в них. То к ней мама приезжает, то они сами в гости поехали. А то вообще о пандемии речь заводит, мол, сейчас вообще опасно по гостям ходить. Клоунада, в общем. Я уже, в целом, смирилась, что я моей внучке не бабушка, ведь меня к ней совсем не пускают. Сын мог бы привезти? Но он так не делает, ведь Катя против, чтобы они вдвоём меня навещали. Раз в месяц или даже в полтора вижусь с малышкой. Я и не настаиваю особо, к чему мне лишние конфликты.

Муж Анны умер, когда мальчику было четырнадцать лет. С тех пор женщина растила ребёнка одна. Недавно ей исполнилось пятьдесят четыре. На пенсию ещё не вышла, но проблемы со здоровьем давно есть — суставы всю жизнь беспокоят, лет с двадцати. Лечение не особо помогает.

Когда сын собрался жениться, Анна подарила ему деньги, чтобы тот купил себе автомобиль.

— Я водить не умею, а Петя давно на машину откладывал. Вот я и решила добавить немного.

Получилось, что мать компенсировала три четвёртые доли от стоимости машины. В итоге Петя смог купить не подержанное авто, как собирался, а совсем новое.

— Зачем тебе подержанный хлам? На ремонты больше денег отдашь, — сказала Анна сыну. — Хорошая машина в доме всегда пригодится.

До того, как состоялась свадьба, Петя оперативно реагировал на мамины просьбы и отвозил её куда нужно: в пригород к родной сестре Анны или за покупками. От сестры женщина регулярно привозила разные дары с огорода и сада. Иногда Петя отвозил мать на работу или с работы до дома.

— Но после свадьбы всё изменилось. Постепенно поездки прекратились. Сначала мы ещё ездили в магазин и к сестре. Я даже молодожёнам картошку привозила. Но потом Катя забеременела. И сё.

— Нет, мы сегодня не можем, — вот что говорила невестка. — Лучше в другой день.

— Я не против, — не спорила Анна. — Вы только скажите, когда можно?

В итоге о тех редких поездках, которые могли состояться, приходилось за несколько недель договариваться.

— Но в последнее время это вообще не имеет значения. Даже если попросить заранее, в последний момент сын всё равно может отказаться. Катя будто специально всё подстраивает так, чтобы машина понадобилась для других целей. То у них поликлиника, то массаж, то ещё что-нибудь.

— Анюта, — сказала однажды сестра, когда женщина в очередной раз приехала к ней на электричке, ведь у Пети и Кати снова были какие-то дела. — Я для тебя еды не жалею, но с собой ничего не дам. Разве что пару яблочек. Ты сама это всё не утащишь, у тебя суставы больные, нельзя. Где Петя, почему не привёз тебя? Ах, снова не смог? А ты сама не можешь ему сказать, что так не пойдёт? Совсем у меня племянник обнаглел.

— У моей сестры двое дочерей, но они не водят машину. Муж сестры тоже не может, у него со зрением проблемы, не дают права, — поясняет Анна. — Я послушала эти слова и так вдруг обидно стало. Решила, что нужно побеседовать с Петей. Ведь я не так часто прошу об услуге для себя. Ни разу не злоупотребляла.

Анна обсудила всё с сыном. Тот извинился и за себя, и за Катю. Пообещал, что точно свозит к тётке в следующие выходные. Но в пятницу раздался звонок телефона. Это была Катя.

— Вы хотите, чтобы Петя чувствовал вину перед вами? Манипулируете им? Когда же вы уймётесь и сообразите, что у нас семья? Отстаньте от нас уже! Не нужна нам картошка от вас. И себе в магазине купить не можете? Нет, нужно именно сына продавить, оторвать от дома? Мы никогда у вас ничего не просим, живём в моей квартире. Ваш сын на моей жилплощади. У него же даже квартиры своей нет! И при этом его мать влезает в нашу жизнь?

— Ах, значит нет своей квартиры? — сорвалась Анна. — Значит, родители твои купили? А ничего, что машина, на которой Петя вас возит, мной куплена? Ничего, говоришь, нет у моего сына? А автомобиль, а половина моей квартиры? Ты на свою не сама заработала, она в собственности у твоих родителей, насколько я помню.

— И чем всё закончилось? — спрашивает у Анны сестра.

— Да ничем. Петя разругался с Катей. И в этом, как ты понимаешь, в её глазах тоже я виновата. Невестка велела продать машину и отдать мне деньги, которые я в неё вложила. А её родители им новое авто купят. Но только вот я к нему приближаться не должна, — грустно улыбнулась Анна. — Вот так получается: старалась не лезть лишний раз, а в итоге всё равно угрозой для их семьи стала. Петя не хочет соглашаться на всё это мероприятие. Волнуется. У него же дочь.

Петя волнуется за свою семью и дочку, а мама волнуется за Петю. Вот такая ситуация.

Оцените статью
“Мои родители согласились купить нам автомобиль, но запретили свекрови к нему приближаться,” — сообщила Катя своему супругу
Ему сто лет в обед, а она замуж собралась