Мать от нечего делать начала общаться с риэлторами, она выставила свое жилье на продажу, хотя и не думает его продавать

Как-то пригласила меня на День рождения одна моя подруга. Я у нее на свадьбе десять лет тому назад была подружкой невесты.

Анна — агент по продаже недвижимости, ее супруг и практически все гости также заняты в этой сфере.

В самый разгар праздника, когда именинница сама уже цвела, как подаренные ей розы, ее муж Илья начал в шутку, но с нескрываемым восторгом играть оловянными солдатиками, а потом они начали травить байки о нелегкой их профессиональной судьбинушке.

Одна из историй навсегда врезалась в мою память, после чего я потеряла всякую надежду и веру.

— Да я тогда так устал к этой бабуле мотаться, я ведь уже больше трех месяцев к ней катаюсь и толку никакого. Она улыбается, соглашается подписать все необходимые документы на продажу жилья, а потом говорит, что передумала, а затем все снова повторяется, — рассказал Илья.

 — А эту бабку случайно, фамилия не Свиридова? Она на Воздухофлотской проживет? В третьем доме, в квартире двадцать пять? — спросил один из присутствующих коллег именинницы.

— Да, там!

— Да ты от нее беги! Бабульке скучно, вот она таким способом и свой досуг решила разнообразить. Она уже больше двух лет так свое жилье продает. Она от тоски мается. Я на нее шесть месяцев убил. Позже, она Макса в оборот взяла и у него ничего не получилось. Ты бы бросал ее, это гиблое дело!

Я навострила уши, так как по этому адресу жила моя мамочка.

— …Она когда-нибудь доиграется, когда на нее «черные» риэлторы выйдут. Как-то ее родне нужно о ее выходках сообщить, — после этого мужчины продолжили свой разговор дальше.

— Тебе, что больше нечем заняться? Я на днях к одной дамочке ездил. У нее двухкомнатная, она ее уже полгода продает ее и никак не может продать. Там у нее с документами жуть. Дамочка в разводе, а квартира куплена на материнский капитал. Доли выделены, а разрешения отца на их продажу нет, она в опекунском совете не была, у нее только одна справка на руках. Она все время кричит, что у нее все документы уже готовы, хоть завтра можно договор купли-продажи подписывать. Она мне все время говорит: «Мне нужен не ты, а реальные покупатели, с ними я и будет разговаривать».

— А у нас тут на днях…

Я отошла в сторону и нашла в альбоме фото матери. Мы с ней уже больше шестнадцати лет не общаемся, так как она прямо в ЗАГСе решила затеять ссору с моим супругом. Ее тогда ни родственники, ни гости не остановили. Мать тогда начала настаивать на том, чтобы мы у нее жили, а мой супруг на отрез отказался.

Она тогда на весь ЗАГС кричала, что не о такой судьбе она для меня мечтала, что мой супруг никто для меня, а она меня родила, тем более, что я была ее поздним выстраданным ребенком, долгожданным и выстраданым. Поэтому, если бы я была хорошей дочкой, то немедленно его бы оставила.

А потом она сказала, что я должна решить, с кем я остаюсь: с ней, моей мамочкой, или с супругом. После этого она крикнула, что у меня нет больше матери, так как я свой выбор уже сделала. После этих событий моя мать перестала со мной общаться, ведь я для нее стала предательница.  

Напоследок мать запустила в моего супруга букетом цветов, который он же ей и подарил и ушла. На следующий день она меня даже на порог не пустила.  

Спустя время я приехала ей сообщить о том, что она стала бабушкой, а она мне сказала, что у нее внуков быть не может, так как у нее детей нет и отродясь не было. Я больше ей не навязывалась.

Мы с «босяком», а именно так она называла моего супруга, жили отлично: мы со временем купили собственную квартиру, воспитываем замечательную дочурку, мы с мужем работаем и у нас получается копить. Я больше чем уверена, что если бы мы к ней переехали жить после свадьбы, то уже давно бы развелись.

Накатившее желание позвонить матери я попробовала придушить в зародыше, но у меня ничего не получилось.

Утром следующего дня я отправилась к своей родительнице. Когда она увидела меня на пороге, то сразу же прикрыла двери. Она также продолжала оставаться бездетной.

Однако она сама выбрала одинокую старость. Я в отличии от нее уважаю ее выбор, а поэтому меня перестало преследовать чувство вины, а также надежда на то, что придет время и она одумается.

Но, чтобы потом ни о чем не сожалеть, я дала задание Илье, чтобы он присматривал за моей родительницей, чтобы она не натворила никаких дел…

Оцените статью
Мать от нечего делать начала общаться с риэлторами, она выставила свое жилье на продажу, хотя и не думает его продавать
Вот если они помирятся снова, пусть не приходит и не плачет у двери