Мама с раннего детства держала меня в ежовых рукавицах, а теперь и за мою дочь хочет приняться

Я вышла замуж в двадцать два года, сразу после института. Слава Богу, у моего мужа была своя квартира, и, поженившись, я переехала к нему. «Переехала» — не совсем правильное слово, я сбежала, сбежала от мамы, которая меня «воспитывала» все эти годы, не давая свободно вздохнуть даже, когда я была уже студенткой.

А началось это еще в раннем детстве. Не помню, сколько мне тогда было лет, но, еще будучи хрупкой девочкой садовского возраста, я уже мела пол, мыла посуду, делала уборку, а все мои вещи, игрушки, книжки стояли в моей комнате как на выставке – каждая вещь на своем месте. На подоконнике – выровненные горшки с цветами, симметрично висящие шторы, покрывало на диване без морщинок…

Все это требовала моя мама. Добивалась своего она без труда. Я ее всегда боялась. Наверное, сказывалась ее профессия – инспектор по надзору в городском СИЗО. Наверное, боялся и папа, он ушел от нас, когда мне было всего три годика, не выдержав жизни в филиале зоны, как он однажды сказал в моем присутствии. Фраза мне запомнилась, но я не понимала, ни что такое «филиал», ни что такое «зона». Когда спросила об этом маму, получили подзатыльник и задание протереть посуду.

Когда мы поженились, Александр даже шутил:

— Ну, Наташка, тебе тоже, как и теще, скоро можно на пенсию – двадцать два года выслуги у тебя есть!

Я кисло улыбнулась и попросила мужа больше не юморить на эту тему, потому что юмор для меня получался так себе, с душком… Саша извинился, и больше никогда не касался того, как воспитывала меня мать. Он просто не мог понять всего того, что было у меня в детстве и юношестве.

Через год после свадьбы у нас родилась дочь, наша красавица Алиночка. А еще через полгода мама уволилась на пенсию и заскучала. Достаточно насыщенная деятельность в СИЗО сменилась четырьмя стенами квартиры, и мама начала расходовать свою энергию на нашу семью.

Да, она хорошо помогала с Алинкой, подолгу с ней гуляла, пока я занималась хозяйством, но, возвращаясь с прогулки обязательно обходила с проверкой квартиру и бралась за свое излюбленное дело – нравоучения, где что не так стоит и в каком месте нужно «хозяйке потрудиться».

Перестала давать советы мама только после вмешательства моего мужа. Однажды он, услышав наставления тещи, не стал ходить вокруг да около и выразился прямо:

— Светлана Петровна, а вы квартиру не перепутали, где можно руководить?

Мама осеклась – нашла коса на камень, но ничего не ответила и ушла тогда не попрощавшись, хлопнув дверью.

Отношения наши наладились примерно через полгода. Мама оттаяла, скучала за внучкой, но с тех пор я была избавлена от ее советов и замечаний.

Алинка подрастала, пошла уже в старшую группу садика и готовилась к школе. Однажды, когда ни ее, ни Саши не было дома, пришла мама. Поняв, что мои домочадцев нет, вспомнила былое – пошла проверять порядок в квартире, пока я вертелась на кухне.

Появилась она через несколько минут с выражением лица «щас кажу». Это ее выражение лица было мне хорошо знакомо, хоть я уже и отвыкла от нотация. И я не ошиблась, маму понесло:

— Это какой-то ужас! У внучки в комнате такой бардак, что зайти страшно! Игрушки не на месте, на столе чашка из-под йогурта, вещи валяются на стуле…

Наверное, мама еще долго бы перечисляла, что она обнаружила своим зорким инспекторским глазом, но тут уже не выдержала я:

— Мама, оставь комнату ребенка в покое, хватит моей казармы в детской! Мы сами знаем, что и когда требовать от Алины. Она умничка, а если что-то и оставила у себя не так, ничего страшного, потому уберет!

Мама не сдавалась:

— Что значит «потом»? Почему нельзя поддерживать порядок постоянно?!

И я ей высказала то, что накопилось за годы совместной с ней жизни:

— А то и значит, что я не собираюсь нашу девочку строить по утрам и заставлять расставлять кукол на полках, и складочки на покрывале тоже не собираюсь заставлять разравнивать! Хватит моего золотого детства, когда лучшими игрушками были веник и тряпка! Сейчас я прекрасно понимаю, почему папа ушел, действительно, в квартире был филиал зоны! И аналогичного у меня в доме не будет, даже не мечтай!

Высказав, я в конце подумала, что, наверное, перегнула палку, мама обидится, но не угадала, она осталась при своем мнении:

— Так я тебя ничему и не научила, неблагодарная!

Когда вернулись мои, муж увидел мое состояние и спросил:

— Теща?

Я кивнула, Саша подошел, обнял меня легонько покачал со стороны в сторону, как маленькую. Потом подбежала Алинка, забралась на папину спину и закричала:

— И я, и меня покатай!

Мы засмеялись, и у меня на душе отлегло…

Теперь у нас опять период «холодной войны» с мамой, сплошной официоз – звонок раз в неделю и протокольные вопросы о делах и здоровье. Пока все. Посмотрим, что будет дальше. Надеюсь, что мама все-таки пересмотрит свое к нам отношение и забудет свои привычки прапорщика СИЗО.

Оцените статью
Мама с раннего детства держала меня в ежовых рукавицах, а теперь и за мою дочь хочет приняться
«Ты должна оформить дарственную квартиры на меня!» — это я как юрист тебе говорю! Раиса Фёдоровна не ожидала от своего родного внука такой грубости