Лиля — синеглазый ребенок, дождавшийся своих мать и отца

Просыпайтесь! — громко крикнула нянечка. 10 пар глазок проснулись и стали оглядываться.

Вставайте, идите на гигиенические процедуры. Артур, чего разлегся, вставай.

Алла Степановна подошла к мальчику и раскрыла его.

Алла Степановна, ну не надо так строго. — попросила сотрудницу Лидия Андреевна. — Пускай в себя придут, они же не солдаты.

Да как тебе угодно. Это уже твоя смена. Я пошла домой.

Ой, только не делайте вид, что вы не выспались. Я всегда прихожу, а вы храпите. И даже к плачущим малышам не встаете.

Что ты меня отчитываешь? Ты кто такая? Вот проработаешь, сколько я, станешь такой же. Нечего умничать. Вы тут меняетесь со скоростью света, а я всю жизнь на них пашу. Вожусь с ними. Повырастают и будут потом отбросами, как и их непутевые родители.

После этого Алла Степановна собрала в сумку продукты, которые не доели дети, а потом пошла на выход. Лидия Андреевна глянула на эту злобную каргу и не смогла найти ей оправдание. Взрослая женщина, внуков воспитывает. Отчего в ней столько злости и ненависти? Ведь эти дети не имеют материнской любви. Никто из не приголубит.

В приюте № 15 находилось около 100 ребят возрастом от трех до восемнадцати лет. По большому счету это дети алкашей, наркоманов, из неблагополучных семей, однако были и те, у кого просто не оказалось родных после трагедии. Лиля, девочка синеглазая, как раз такая. Ее близких не стало в результате автокатастрофы, никто не выжил. Родни не оказалось. А дальним родственникам все равно. Лилю привезли в приют.

Девочка никак не могла понять, отчего родители ее не забирают. Детям из нормальной семьи сложнее приходится в детском доме, где царит бесправие и жестокость. Они же воспитывались в обычных условиях. Только однажды Лиля решила, что вскоре родители за ней придут, после этого успокоилась и просто стала их ждать.

Хоть Лиля и не плакала, она отказывалась играться с остальными детками. Просто отходила в сторону и глядела на них. Ни с кем не общалась. Ее и не замечали. Спустя 6 месяцев Лиля продолжала ждать мать и отца. Лидия Андреевна привязалась к малышке и подумала, что хочет забрать ее. Так что она собрала все разрешения и удочерила ее.

Лиля, малышка, пошли домой. Ты же хочешь, чтобы у тебя был настоящий дом? — спрашивает она у девочки.

Я не пойду, меня же скоро родители заберут.

Так ты можешь их у меня ждать. Я уже все для тебя купила, даже игрушки ждут.

А если родители придут в мое отсутствие?

Не переживай, я им адрес напишу и оставлю.

Ладно. — поднялась со стула Лиля.

Дети выглядывали в окошко и наблюдали за удаляющейся Лилей. Все они мечтали о доме, о родителях. Только мир жесток. Не всем так везет. Лиля прожила у Лидии Андреевны несколько месяцев, освоилась, но часто грустила и подходила к окошку. И стала худеть. От тоски. Жаль было глядеть на ребенка.

Она пыталась развеселить девочку, однако это ей не удавалось. Она бледнела и худела. В итоге мать повела ее на обследование. Результаты показали рак крови. По вечерам женщина плакала, когда Лиля спала. Она сидела просто рядышком. Не хотела отпускать. Лечение не помогало. А малышка ни на что не жаловалась. Однажды она сказала:

Тетя Лида, я видела во сне родителей, они обещали забрать меня к себе.

Лида очень испугалась. 

Что ты такое говоришь, девочка, ведь я о тебе забочусь.

Не расстраивайтесь, тетя Лида, я просто хочу к родителям. Я не могу без них. Они будут рады меня видеть.

Лиля понемногу стала угасать. Накануне трагедии девочка почти не приходило в себя. Лида сидела рядом и плакала. Девочка еле дышала. Внезапно она открыла глазки и глянула на приемную мать.

Тетя Лида, не расстраивайтесь.

После она посмотрела по сторонам и улыбнулась.

Мам, — и перестала дышать.

Лида сложно восприняла уход Лили. Она думала, что просто не все сделала ради ее спасения. Но ничего уже не вернуть. Мать поддерживала Лиду. Пришлось уйти из того приюта, слишком много в нем горя. До сих пор она держит на столе фото Лили, у которой такие удивительно синие глазки.

Оцените статью