Готова помогать всем, только не родной сестре и ее сыну

Бедная, так ей плохо, не отходит от него, ничем больше не занимается, привязана, бедняжка. Нужно ей помочь. Ведь это очень сложно — остаться самой с малышом, а когда он болен, то вдвойне. — моей матери всегда было жаль мою сестру.

Арине 30 лет и она стала матерью-одиночкой. Ей приходится поднимать на ноги сына, который инвалид. Ему шесть всего. С одной стороны достойна жалости, только мне ее не жаль нисколько. Поэтому меня корят и поносят все родные и знакомые.

Ты живешь, словно у Бога за пазухой, а сестра выживает, вообще ты о ней забыла.

Мне все равно, что происходит с Ариной. На данный момент я вышла замуж, воспитываю дочку, которой уже девять лет. И за все эти годы от бабушки мы не видели ничего, никаких даров, внимания, ласки. На сестру я бы свою дочь ни за что не оставила.

Я собралась выйти замуж 10 лет назад. Родители собрали определенную сумму денег на этот случай. У отца хорошая зарплата всегда была, на каждого ребенка они откладывали деньги, чтобы купить нам в будущем жилье. Пришла домой, папа в расстроенных чувствах, мама в слезах.

Арина попала в аварию, ехала с другом на машине и разбилась!

На тот момент ей исполнилось только восемнадцать и у нее сложный характер. Из школы ушла, не закончив ее, потом пошла в вечернюю, чтобы получить хоть какой-то аттестат. Затем она познакомилась с компанией байкеров, ездила с ними всюду, употребляла разные препараты. Короче говоря, одна однушка ушла вникуда — оплатили Арине лечение и реабилитацию.

Ну, бывает. — говорит мать папе, когда он заявил, что собирается отдать мне деньги на приобретение квартиры. — Но вдруг Арине опять что-то понадобится, а мы где возьмем? Пускай лежат деньги. Да и не честно это — у одной квартира, а у второй что?

Почему-то она не вспомнила о том, что сестра свои деньги сама профукала. Мы тихонько расписались, муж собранные деньги положил на счет ипотеки. В деньгах не нуждались. Только вот я обиделась на мать, что ей на меня плевать.

Да? Ну ладно. — так отреагировала мать на мое сообщение о беременности. — но у нас с Ариной снова проблемы. Она нуждается в лечении. У нее зависимость. В бесплатной не вылечат, там и на учет сразу ставят, плохо для репутации. Договорюсь в платной.

Вот так она у меня поздравила. А после родов мой муж стал на радостях звонить родственникам, но теща ему только сказала:

Слушай, не до того сейчас, Арина вены себе вскрыла, мы как раз на пути в больницу.

Я не думаю, что наркомания и алкоголизм — это заболевания. И не говорите мне, что она нуждалась во внимании, дефицит ласки, общения. Чего-чего, а этого у нее вдосталь было. Порхали над ней все. Больше всех мать. Папы не стало, когда моей дочке исполнилось три года. От инфаркта. И в этом тоже виновата сестра.

Как же я с Аришей справлюсь одна? — рыдала мать.

Получается, ей все равно, что не стало любимого и родного мужа, но при этом она думает, как ей сложно придется справляться со всеми бедами, доставляемыми дочерью. Вот так и пропала наша вторая квартира — сестру чуть не посадили, пришлось отмазывать. Но неприятности же не закончились. И тогда она стала просить денег у меня.

А кто, как не ты? — удивилась мать, — Ведь вы родные сестры!

Ты забыла, что я не работаю и сижу в декретном отпуске? На работу ходить лишь мой муж. Но ты даже никогда не интересовалась его именем.

Так она и для него не чужая!

Ну конечно. Вместо того, чтобы обеспечивать свою семью, он будет тратить деньги на обколотую и вечно пьяную Арину! Я так прямо матери и сказала. Мы поругались и не общались долгое время. Но потом снова позвонила мать: у Арины снова беда.

Она забеременела! — плакала мать в трубку. — Если о ней не думаешь, хоть о ее ребенке подумай!

Даже будучи беременной она кололась и пила. Мать ее снова лечила. Отмазывала. Жених сестры был таким же, как она сама. Он пропал еще перед родами. Выгнал Арину к матери. В итоге она родила ребенка с отклонениями и кучей патологий. Другого я и не ожидала от нее. 

Она так изменилась! — говорила мать. — Уже не занимается глупостями! Только сыном занята. Стала мамочкой отличной.

Что ты несешь? Это же бывшая наркоманка, пропащая, родившая инвалида. И что она намерена делать?

Послушай, Катя, нам деньги нужны. Лечение внука дорогое, необходимы платные лекарства. У них меньше побочных эффектов.

Я не дала. Ничто не поможет племяннику. Он — растение. И таким его родила моя сестра. Жаль ли мне племянника? Жаль. Только я не взваливала на себя этот крест. Пусть сама и несет его. Я могла бы давать им продукты или одежду. Но им нужны деньги. Чуда все равно не произойдет.

Меня стали все осуждать. Мать всем родственникам рассказывала, как мама Арина бедная над сыном порхает, все жалели ее, давали денег. Ну у кого они имелись. Но я не давала ничего.

Ой, так и есть, — говорила мать всей родне, — ипотеку закрыли, машина у зятя есть, денег куры не клюют, на отдыхе бывают. Знаете, какая зарплата у зятя? Огромная! А на племянника не дают ничего. Арина же только им и занимается, не отходит от него, ведь он несамостоятельный. Я их воспитывала одинаково, а вот Катя выросла бессердечной.

Но при этом я не наркоша! — отвечала я тетям и дядям, когда они меня стыдили. — Поэтому и ребенок у меня здоров.

Я лучше отдам деньги в приют для животных, больным бездомным помогу. Я занимаюсь благотворительностью, только не для наркоманов и алкоголиков. Может, кто-то станет меня осуждать, но я своей вины не чувствую.

Оцените статью
Готова помогать всем, только не родной сестре и ее сыну
Запредельные требования мужчин к своим женам