— Дядь Вань, давай к матери вместе пойдем, она новость при тебе лучше воспримет

Эта встреча произошла спустя много лет.

Незнакомец лет сорока пяти постучался в окно и попросил хозяина дома выйти.

Иван Владимировича решил, что сейчас незнакомец будет интересоваться грибными местами. Однако мужчина мало был похож на грибника, в деловом костюме за грибами никто не пойдет.

Женщина начала волноваться:

— Вань, чего ему надо, ты его в дом не приглашай.

А незнакомец и не стал проходить в дом. Он подал руку, чтобы поздороваться:

— Михаил Свиридов. Может присядем на скамейку или, если хотите, в машине можем поговорить.

Они сели на скамейку под березами.

— Вам моя фамилия не кажется знакомой?

Иван Владимирович слегка покачал головой.

— Дядь Вань, вы не признали Мишку Петрова? Нас же в деревне Петровыми называли, а наша фамилия Свиридовы. Вы паспорт просмотрите.

Иван Владимирович внимательно посмотрел на гостя. В мужчине было уже невозможно узнать мальчишку, который частенько забегал к ним, когда возвращался со школы.

Юношей его Иван Владимирович как-то не запамятовал. В то время Иван Владимирович в деревне бывал редко, так как тетка и мать могли и без него справиться. Однако в его памяти всплыла одна картинка: как-то застал он Мишку за тем, что он тряс их яблоньку. Мужчина схватил мальчишку за рубаху, а та в миг разорвалась по шву. Он в тот момент и увидел у пацана родимое пятно на левой лопатке. Тогда он и вспомнил примету: парень будет счастливым, ведь он не видел свою родинку.

— В наше время на рынке можно любые документы сейчас купить, если есть желание. Если ты Мишка, то разденься.

— Это проще всего сделать.

Мужчина снял пиджак и рубашка, а потом повернулся к собеседнику спиной. На левой лопатке была родинка.

— Будь здоров Михаил. Она же тебя так ждала. Как-то к ней один бомж прибился, а она говорила, что он на сына ее похож.

— Это был я!

— А я тогда решил, что у Петровны рассудок повредился, так как она о пропавшем сыне горевала. Зачем ты весь этот цирк устроил?

— Так оно и было, дядь Вань — перешел на деревенский говор Мишка. — Двадцать лет меня судьба по свету носила. Я был богат, мог любую красивую бабу свозить на Кипр отдохнуть на пару недель, жить там с ней в пятизвездочном отеле.

— А на всю жизнь так и не получилось пока снять, я так вижу?

— Не довелось.

— Как же ты мог мать позабыть?

— Я о ней вспомнил, когда жизнь по башке стукнула, после того, как небо в решетку стало. Совесть пришла, когда на нарах лежал, я тогда не мог глаз до рассвета сомкнуть, из-за того, что мать оставил. Я неоднократно клялся себе, что как вырвусь из грязи, женюсь, автомобиль куплю, тогда и объявлюсь к матери. А зимой я с приисков вернулся, у товарища остановился, который в областном центре живет. Мы с ним вместе служили, я тогда на год раньше него призвался: я был дедом и взял его под свою защиту.

А он меня после этого два раза выручал. Он для меня бабкину квартиру все время держал. Потом я ее у него купил без торга.

— А потом пришло у меня такое время, что мне жизнь без матери немила стала.

— Что дядь Вань, получается она меня тогда признала?

— И признала, и нет. На нее некоторые привычки сомнение навели.

— И какие же, ведь я так старался, у меня никаких проколов не было?

— Ты, когда выходил, а притолоку не ударился и суп из щавеля любишь.

— Получается, что не все предусмотрел. Дядь Вань, давай к матери вместе пойдем, она новость при тебе лучше воспримет.

— Ох, парень, ты и натворил дел! Теперь тебе у нее долго придется прощение вымаливать!

— Дядь Вань, помоги, поехали, а…

— Миш, давай так сделаем, ты дня через три приезжай, а пока записку ей оставь, а я ее передам ей.

Мишка подошел к автомобилю, достал коробку конфет и написал на ней: «Мама, я жив!» и потом достал еще одну, поменьше и предал дяде Ване:

— А это тебе.

Ближе к вечеру, Иван пошел к соседке. Ее в огороде не было:

— Дядь Вань, заходи, — услышал он голос Маши.

— А где Петровна?

— Коз доит.

— Хорошо, что ее нет! Ее сын объявился.

— Получается, что не зря она сон тот видела.

— Дядь Вань, давай эту коробку на стол поставим.

Вернулась Петровна.

— Кать, присядь, глянь какие конфеты я тебе принес.

— Ой, Вань, мне в жизни просто так конфеты никто не дал.

— Теть Кать, это Миша прислал, — сказала Маша.

— Вань, ты где же его видел?

— Он приезжал.

— А ко мне не зашел.

— Он побоялся, чтобы тебе плохо не стало. Ты не переживай он не бедствует.

Иван Владимирович, вскоре ушел, так как Катерине нужно было успокоиться.

Уже через два дня Мишка приехал снова. С утра лил дождь.

О том, как именно встретились мать, и ее блудный сын не знает никто. Но уже чрез час Маша позвала всех в гости к Петровне.  Как оказалось, сын всего на день приехал, так как он собрался лететь на прииски. Он хотел мать в город забрать, но та отказалась.

— Тебя теперь, когда ждать?

— Через шесть месяцев, у нас вахты по полгода. Ты главное за матерью присматривай!

— Он и не оставит, — зашумели соседки. — Не тот у него характер! Он наш ангел-спаситель! 

Оцените статью
— Дядь Вань, давай к матери вместе пойдем, она новость при тебе лучше воспримет
Если я не буду воспитывать внуков, то отправлюсь в больницу!