Дочь стала жертвой банального мошенничества, оставшись без квартиры, но и у себя я ее селить не намерена

С недавних пор на меня ополчились все родственники. Они единодушно считают меня никудышней матерью, раз не хочу принять под свою крышу великовозрастную дочь, опомнившуюся только после того, как она осталась без своей квартиры.

Пока Лена училась, мы жили вместе. Особенно трудно далось «соседство», когда дочь стала студенткой. Почему-то выбрала себе неопределенную специальность «правоведение». Я спрашивала, кем же она будет работать после получения диплома, но получала туманные ответы о «широком спектре деятельности». Училась дочь не ахти, на платном факультете. Растила я ее одна, и тянуть учебу без дополнительного дохода вряд ли смогла бы. Выручали деньги за съем однокомнатной квартиры, доставшейся дочери по наследству от тетки. Квартира небольшая, но очень комфортная. Оформлена была полностью на Елену, и она этим очень гордилась.

Денег на учебу требовалось много. Кроме оплаты, приходилось финансировать и сдачи постоянных задолженностей дочери. Из пяти-шести экзаменов на каждой сессии два-три она «валила», и потом бегала с пересдачами и, как водится, с презентами для преподавателей, чтобы получить хотя бы «удовлетворительно».

Все пять ее институтских лет я надеялась, что вот оно, счастье, все ближе с каждым семестром, но ошибалась. Окончив институт, дочь на работу устраиваться не спешила. Опыта у нее не было, как и достаточных для работы юристом знаний, поэтому она никуда не могла приткнуться. Правда, особо и не торопилась. Несколько лет просидела у меня на шее, вымогая деньги на одежки и на развлечения, периодически изображая деятельность по трудоустройству.

Мне это надоело, и я ей поставила ультиматум – найти в течение месяца себе работу, и переехать в свою квартиру. А там – как знает, уже, слава Богу, большая девочка. Предупредила жильцов, чтобы за месяц подыскали себе другие квадратные метры, и вот мы разъехались.

Дочь на меня обиделась, но пришлось ей потрудиться, и результат был налицо. Елену приняли младшим юрисконсультом в неплохую фирму, и дальше все зависело только от нее. Судя по тому, что через полгода дочь поднялась на одну ступеньку по служебной лестнице, что-то она из института все же вынесла в голове, а может, повезло, так как ее коллега уехал за рубеж, а Елена заняла его место.

Еще через какое-то время я узнала, что дочь завела серьезные отношения с одним из менеджеров их фирмы, и они уже живут в квартире Елены. Конечно, мне захотелось познакомиться с «гражданским зятем». Договорились о встрече в одном из кафе, и вот я увидела избранника дочери. Сразу скажу, что он произвел на меня отталкивающее впечатление. Беседа с ним еще добавила антипатии еще больше. Почему-то Александра больше всего волновали имущественные вопросы – квартира, в которой я живу, наличие дачи, автомобиля, гаража и т.д. Я тоже поинтересовалась его имущественным статусом, и узнала, что до знакомства с Еленой он снимал примерно такую же однокомнатную квартиру вместе с другом, вот и все, чем Александр мог похвастать. Его родители жили в небольшом райцентре неподалеку от нашего города, чем-то помочь сыну у них возможности не было.

Как ни странно, но и Александр и Елена прислушались к моему совету оформить отношения официально. Уже потом я поняла, что согласились они по совершенно разным мотивам. В конце встречи я предложила заплатить по счету, и молодая семья с удовольствием согласилась. Особенно было неприятно, что больше этому обрадовался Александр.

Формальное оформление отношений дочери с проходимцем не заняли много времени. Она даже прислала мне фотографию штампа в паспорте. С этого момента ее, уже законный муж, начал воплощать свою многоходовую комбинацию. Детей он пока не хотел, ссылаясь на маленькую квартиру, и предложил Елене продать однушку, чтобы получить деньги для взноса на более просторное жилье. Мол, обоснуемся, и займемся детьми, чтобы потом не оглядываться. Меня это очень насторожило, и я сто раз посоветовала дочери не идти на подобную авантюру. Но – мы же взрослые! Елена отмахнулась от меня, как от назойливой мухи, и вскоре квартира была продана.

Уже после продажи я узнала шокировавшие меня подробности. Они развелись! Это нужно было якобы для того, чтобы друг Александра смог оформить им льготный кредит! И этому бреду поверила моя дочь, имея диплом юриста-правоведа!

Александр обещал ей «отыграть назад», как только большая квартира будет оформлена. Да, с квартирой все получилось замечательно, на сцене спектакля появилась двухкомнатная квартира, и долги по кредиту действительно были вполне посильные. Одна проблема, Александр не спешил с походом в ЗАГС, а квартира была оформлена на него. Естественно, дочь, как человек юридически посторонний (и безграмотный) оказалась не у дел. Она пыталась потащить своего благоверного расписываться, но он уперся, их отношения портились, как овощи, и вот я встречаю свою Елену у себя на пороге с чемоданом и сумкой: «Он оказался негодяем! Я к тебе!»

В тот день я не стала устраивать сцен, но уже наутро усадила Елену перед собой и у нас состоялся серьезный разговор. Я опять поставила ей месячный ультиматум. Жить со взрослой безалаберной (так я ей и сообщила) дочерью у меня не было никакого желания. Пусть решает свои жилищные проблемы сама. Слава Богу, что она не была прописана у меня, иначе, думаю, пришлось бы делить мою квартиру на двоих.

Месяц прошел напряженно, но дочь нашла для себя вариант съемного жилья, комнату у какой-то старушки, даже оформила на себя право наследования ее квартиры после смерти, обязавшись досматривать бабушку. Это меня удивило и, в глубине души порадовало, хоть раз пригодился ее диплом юриста!

А с родней я теперь «на ножах». Что ж, зато Елена начала, наконец-то делать самостоятельные и ответственные шаги в жизни. Нет худа без добра. 

Оцените статью
Дочь стала жертвой банального мошенничества, оставшись без квартиры, но и у себя я ее селить не намерена
— Лена скоро родит пятого ребёнка! Давайте мы деньгами скинемся и поможем ей хоть немного! – сказала Кристина