Девочка чуть не плакала от голода, она тихонько прошептала: — Мама, накорми меня!

Это случилось десять лет назад. Сегодня, за праздничным столом, мы с женой даже не представляем себя без нашей Анечки, которая отмечает свое совершеннолетие.

… Я торопился домой, а женщина передо мной никак не могла рассчитаться на кассе. Она рылась по всем карманам, собирая нужную сумму, а девочка лет семи-восьми дергала ее за руку и просила дать откусить булочку. Женщина нервничала, потом наорала на дочку, наконец-то рассчиталась, за кассой ткнула ребенку половину булочки и велела ждать. Я не знал, что делать. Когда вернется горе-мамаша тоже было неизвестно. Девочка тихонько плакала и активно поглощала булочку, было видно, что она голодна. Подошел к малышке и спросил, куда ушла ее мама, и когда она вернется? То, что я услышал, потрясло:

— Не знаю… Может завтра…

— А спать ты где будешь?

Девочка подняла на меня глаза:

— К дяде Саше пойду, он сегодня сторожит на стройке…

Я вызвал полицию и объяснил ситуацию. Аню, так звали мою маленькую знакомую, забрали в приют, чтобы потом выяснить нюансы с ее мамашей.

Придя домой, я рассказал о произошедшем жене. Ее, как и меня поразило такое отношение женщины к своему ребенку, а на следующий день мы вместе поинтересовались дальнейшей судьбой Ани.

Как я и подозревал, мать ее просто бросила. Кто она, и где ее искать, никто не имел ни малейшего представления. Поиски по злачным местам результата не дали, дежурный сказал, что скорее всего, мать приехала в наш город целенаправленно, чтобы избавиться от дочки. Розыски тогда еще не прекратили, а Анюту определили в интернат.

По выходным мы забирали девочку к себе. Сначала она была довольно замкнутой, но через несколько месяцев вдруг спросила жену:

— А ты теперь будешь моей новой мамой?

Супруга обняла девочку и, сдерживая слезы сказала ей на ушко:

— Конечно буду, если ты хочешь…

Аня прижалась и попросила не отводить ее больше в интернат. Мы попытались уговорить заведующую, но она не могла без официального оформления опекунства или удочерения пойти на такой шаг. Пришлось подключить одного моего могущественного знакомого. Я его однажды очень выручил, и он не забыл об этом, добравшись до серьезных рычагов во власти. Все решил один звонок, и через неделю Анечка уже осталась с нами. Параллельно мы подали документы на удочерение. Ускорить процесс помог все тот же знакомый.

Бог не дал нам своих детей, но наша Анютка для нас такая же своя, как если бы ее родила моя жена. Добрая и внимательная, она своим детским сердечком всегда чувствовала нашу любовь к ней, и отвечала тем же.

И вот – с нами за столом шестнадцатилетняя красавица дочь. А самыми красивыми у нее всегда были глаза – огромные синие зеркальца, в которых всегда отображалось так много ее добрых эмоций…

Оцените статью
Девочка чуть не плакала от голода, она тихонько прошептала: — Мама, накорми меня!
Наш сын хочет взять фамилию своей невесты!