Дети золовки меня раздражают. Не хочу, чтобы мой ребенок с ними общался

Это произошло около месяца назад, и только недавно моя дорогая свекровь успокоилась, как же так, ведь я запретила племянникам мужа и близко подходить к нашей Насте!

Произошло это не спонтанно, мол, так хочу и я здесь главная. Наши дети, можно сказать одного возраста, Насте девять, а племянникам – восемь и десять лет. Младший, Сергей, более-менее управляемый мальчик, зато старшая, Александра, такое впечатление, что она дальняя родственница Македонского, всегда хочет всеми руководить и «вести в бой».

Раньше, когда они приходили к нам (это было, как правило, спонтанно), я с ужасом наблюдала, как наш дом и участок очень быстро превращались в поле боя. Все разлеталось в разные стороны, Александра вопила без перерыва, призывая воплощать ее очередную идею «пошалить» или «повеселиться». Никакие призывы взрослых играть спокойнее не оказывали на нее ни малейшего влияния.

Самое плохое, что призыв звучали только от меня и от мужа. Родители Сергея и Александры поощрительно наблюдали за доминированием дочери и за ее сумасшедшими играми:

— Руководитель растет! Наверное, директором фирмы будет!

Я отвечала, что ничуть не возражаю, пуская будет, только не фирмы по беспорядку в нашем доме. Родня мужа смеялась, принимая мои слова за шутку, только мне было совсем не до шуток, потому что после их ухода приходилось тратить много времени, чтобы привести все в порядок.

Однажды, во время очередного нашествия, в какой-то момент наступило подозрительное затишье. Я уже хотела было посмотреть, чем они там занимаются, но тут троица прибыла в полном составе и Александра спросила (подозрительно вежливо), можно ли им пойти на детскую площадку за нашим домом? Мы удивились, но разрешили. Вернулись они примерно через час. Я заметила на одежде Насти следы от мороженого и спросила:

— А кто это вас мороженым угощал?

Дочка смутилась, а Александра с Сергеем тут же убежали во двор. Пришлось допытываться, что к чему. Оказалось, что мороженое – идея племянницы, только вот деньги на него она решила украсть из моего кошелька, спросив Настю, куда я обычно его ложу. Получили тогда только Настя. Александра и Сергей отделались легким испугом.

На мой вопрос, почему дочка позволила гостье украсть деньги, да еще и помогла ей в этом, Настя растерянно хлопала ресницами:

— Не знаю, она сказала, что никто не заметит…

А вот следующее «приключение» было уже посерьезнее. Оно произошло недели через три после кражи денег. Александра с Сергеем и Настей возвращались из школы и «предводитель» опять захотела угоститься мороженым. В этот раз она предложила «незаметно взять» в магазине, людей, мол, много, мы маленькие, и никто не увидит. Настя с Сергеем стояли около холодильника, а Александра, вытащив три порции мороженого, быстренько сунула их в школьные рюкзаки – два брату и одно нашей дочери. Потом они хотели прошмыгнуть мимо кассы, но охрана по камерам наблюдения прекрасно видела «кражу века» и без труда остановила любителей сладкого.

Домой Настя пришла в сопровождении участкового. Вопрос стоял серьезный – о постановке на учет в отделении. Сколько сил нам с мужем стоило убедить заведующую магазином забрать заявление, вы не представляете. А родители Александры и Сергея даже пальцем не пошевелили!

После этого я сказала:

— Всё, дорогой. Мы переводим Настю в другую школу, ничего, что придется возить. Лучше в школу, чем передачи в тюрьму. А своей сестре сообщи, что с этого дня ни Александра, ни Сергей с Настей видеться не будут. Не скажешь – скажу я.

Дальше потянулась цепочка. Муж позвонил сестре, та – свекрови, и та начала выедать мне мозг чайной ложечкой:

— Как же так, ведь они двоюродные братья-сестры, что ты себе позволяешь?

Ну и все в таком роде. Но я была непреклонна, хорошо, что муж занял не совсем нейтральную позицию, все-таки ближе к моему мнению.

Сейчас, слава Богу, я опять спокойна за свою дочь. Правда, после всех этих событий стараюсь больше уделять внимания развитию ее лидерских качеств, чтобы не поддавалась на провокации будущих александр и сергеев.

Муж иногда встречается с сестрой и племянниками, со мной золовка не разговаривает, по прежнему считая, что ее Александра – прирожденный лидер. Что ж, ей виднее.

Оцените статью
Дети золовки меня раздражают. Не хочу, чтобы мой ребенок с ними общался
Ты сама на моей шее сидишь и свою родню туда тащишь