Да, будем помогать, поддерживать при необходимости, но усыновлять – уж увольте, я сама рожу, и сына, и дочь

Золовка всегда была источником приключений и проблем, как для себя, так и для всей семьи, в широком понимании этого слова. Она с детства вообразила себя «творческой личностью». Увлекалась живописью, скульптурой, рукоделиями, годам к шестнадцати определившись и присвоив себе «титул» свободной художницы.

Рисовала Александра неплохо. Ее пейзажи в акварельном исполнении завоевывали призы на выставках, довольно много покупалось, причем, по вполне приличным ценам. Эти относительные коммерческие успехи все больше возносили золовку в небеса, а соответствующее окружение, похвалы и лесть выработали у Александры устойчивое желание отдавать все свободное время тусовкам и развлечениям.

На одной из них она познакомилась со своим будущим мужем, очень порядочным и трудолюбивым турком Эмрахом. Уж не знаю, чем она ему приглянулась, но Эмрах буквально прилип к художнице, клялся ей в любви и не отходил ни на шаг.

Как итог – благосклонное принятие предложения Александрой, свадьба и последующие манипуляции влюбленным мужем. Мы рассчитывали на то, что Эмрах, как мусульманин, наоборот, возьмет управление в семье в свои руки, но его взбалмошная супруга была другого мнения. Единственное, в чем она пошла на встречу – согласилась родить мужу наследника. Старались они больше полугода, но забеременеть творческой личности никак не удавалось. Однажды, во время нашей встречи она даже пожаловалась мне, а я ей посоветовала упорядочить образ жизни, питание, и, хотя бы на время, забыть о «светской жизни».

Как ни странно, Александра прислушалась к моим советам, и через два месяца сообщила, что ждет ребенка. Эмрах был на седьмом небе от счастья, засыпал супругу букетами, ловил каждое слово и окружил жену такими вниманием и заботой, что ей позавидовала бы даже любимая жена какого-нибудь шейха.

Золовка родила в срок здорового сына, еще больше поднявшись в глазах мужа. В их семье наступила настоящая идиллия. Друзья Александры отошли куда-то на задний план, она с мужем часами гуляла с коляской по паркам, заботилась о сыне, словом, все, будто бы наладилось.

В таком счастливом состоянии Эмрах прибывал года полтора. Но в один прекрасный момент опять появились знакомые Александры с предложением принять участие в выставке современной акварели.

Это было сродни прорыву плотины. Все, что до этого было «выше по течению», хлынуло с ускорением и водоворотами, потащив за собой «творческую личность». Набросав несколько эскизов и выставив их на всеобщее обозрение, Александра опять окунулась в ту атмосферу, из которой с трудом вынырнула.

Ее муж не знал, что делать, — «образцовая» жена опять превратилась в тусовщицу, забывая о том, что дома ее ждут маленький сынок и муж.

Попытки припугнуть жену тем, что они переедут в Турцию, привели только к тому, что Александра вообще исчезла из поля зрения, поселившись у кого-то из своих креативных знакомых. Однажды она позвонила мужу… из Дубая. Туда она поехала вместе с «другом», и просила не настаивать на дальнейших отношениях.

После этого Эмрах подал на развод и лишение родительских прав горе-мамаши. Эти судебные тяжбы длятся уж больше полугода, и конца им не видно. Слишком много накладок возникло в рассмотрении дел. Эмраху, конечно, тяжело самому справляться с ребенком, мы все ему помогаем, свекровь вообще считает, что мы с мужем должны усыновить сына его сестры. НО! Во-первых – против Эмрах, и это понятно, а во-вторых – против я, с какой радости мы должны воспитывать племянника мужа, если мама от него сбежала? Да, будем помогать, поддерживать при необходимости, но усыновлять – уж увольте, я сама рожу, и сына, и дочь.

Свекровь восприняла мою реакцию крайне отрицательно, упрекая в том, что внук може навсегда уехать в Турцию с отцом. А что в этом плохого? Глядя на отношение Эмраха к ребенку, я уверена, что он обеспечит сыну все необходимое в дальнейшей жизни. Жаль только, что жена попалась такая непутевая…

Оцените статью
Да, будем помогать, поддерживать при необходимости, но усыновлять – уж увольте, я сама рожу, и сына, и дочь
Мы все покупали за общие деньги. А он все забрал