— Брось им на пол дерюжку какую-нибудь, и пару подушек, они же не на курорт приехали, ну там кашей-борщом поделишься

Звонок от двоюродного брата застал меня врасплох. Он звонил два раза в год – на день рождения и в рождественские праздники, а тут вдруг – июнь, а на экране телефона номер брата.

— Привет, сестричка! Как живы-здоровы?

— Привет, все хорошо, а у вас?

— Тоже, слава Богу. Слушай, тут мой оболтус решил в институт поступать, им потом должны общежитие дать, или комнату снимем, пока будут экзамены сдавать, возьми их к себе на постой.

— Подожди, «оболтус» твой, а кого «их»?

— Да он с другом приедет, одноклассником, вдвоем оно сподручнее будет…

— Куда же я двух мужиков положу?

— Брось им на пол дерюжку какую-нибудь, и пару подушек, они же не на курорт приехали, ну там кашей-борщом поделишься…

Я была просто в шоке, а брат продолжал тарахтеть по телефону и сыпать шутками-прибаутками:

— Ну ладно, давай, в тесноте, да не в обиде, чай не чужие мы друг другу!

Телефон отключился, а я сидела и переваривала услышанное. Подошел муж и, видя мое лицо поинтересовался:

— Что случилось?

— Племянник едет с другом, хотят поступать, а брат попросил, чтобы пожили у нас…

— У нас где? В коридоре, или в кладовке?

— Не знаю, сказал, что уже в пути…

Утром следующего дня нас разбудил настойчивый звонок в дверь. Я вышла в халате, открыла. На пороге стоял племянник и его друг:

— Здравствуйте, тетя Наташа, это Коля, мы с ним за одной партой учились, теперь вот поступать вместе будем, а пока у вас поживем, папа сказал, что все решил.

— А когда вы в общежитие переберетесь?

— Когда поступим, это через месяц, а потом еще аттестация, если баллы наберем…

— Абитуриентам дают место в общежитии сразу, так что, проходите, но, после сдачи документов, решайте вопрос с жильем при институте.

Мой ответ явно озадачил парней, они удивленно посмотрели друг на друга, не ожидая такого «гостеприимства».

Тем не менее, они прошли в комнату, я им показала диван и раскладушку, на которых будут спать и предложила поесть.

Молодежь с энтузиазмом уселась за столом, но от борща отказались, а со второго блюда «слизали» отбивные, и отодвинули тарелки с гарниром:

— И здесь каша, как она нам дома надоела!

— А что не надоело?

— Ну, не знаю, что-то вкусненькое…

— Купите, я приготовлю.

— А папа сказал, что вы нас будете кормить, и что вы очень хорошо готовите.

— Я готовлю хорошо, но у меня в семье не перебирают харчами, как вы, так что, на ресторанное меню не рассчитывайте.

Племянник с другом опять переглянулись, мол, ничего себе мы попали, но промолчали.

Потом они пошли сдавать документы в институт. Явились ближе к вечеру, голодные и с какими-то растерянными взглядами.

Я спросила, как дела с институтом, и услышала:

— Общежитие не дают, сказали, может быть, на втором курсе… Конкурс пять человек на место, и с нашими аттестатами шансов почти нет…  А в городе все так дорого, мы почти все деньги потратили в кафе, когда обедали…

Когда они назвали кафе, где оставили свою наличность, я не удивилась. Каким-то чудом, они выбрали самое дорогое из имеющихся в городе.

— Ну, и что же вы теперь собираетесь делать?

— А вы нам одолжите денег на билеты домой, папа отдаст…

— Конечно, одолжу, ешьте и ложитесь спать, студенты!

Племянник с другом уехали на следующий день, а еще через несколько мне начались звонки из родной деревни, что я не захотела оставить у себя родных людей, и теперь им придется вместо студенческой жизни «быкам хвосты крутить».

После нескольких звонков муж не выдержал, забрал у меня телефон и ответил очередному «обвинителю», что нужно сначала набраться ума чуть больше, чем у быка, а потом ехать поступать в институт.

На этом поток претензий закончился. Не знаю, как теперь ехать в деревню, думаю, там нас будут не очень рады видеть…

Оцените статью
— Брось им на пол дерюжку какую-нибудь, и пару подушек, они же не на курорт приехали, ну там кашей-борщом поделишься
Свекровь слишком поздно меня оценила