Артемка лежал совершенно один в незнакомой комнате. Очень хотелось есть и плакать

«Ты сама в этой жизни промучилась, и ребенку такой доли желаешь?!»

Артемка лежал совершенно один в незнакомой комнате. Очень хотелось есть и плакать. Не так давно ему еще было спокойно и тепло. А потом он родился… И, оказалось, что совсем один на этом свете. Время от времени его брали чьи-то руки, совсем незнакомые, меняли пеленки и давали какую-то непонятную смесь.

Голод не уходил. Артемка иногда засыпал, но опять просыпался от сырости и холода. Придя в этот мир всего пару дней назад, он понимал, что происходит что-то неправильное, и у него кто-то в этом мире обязательно должен быть! Потом малышу стало ясно, что кричать и плакать бесполезно, поэтому он просто изредка кряхтел, дожидаясь те самые руки, которые его пеленали и кормили.

— Маринка, привет! А где сынок твой? – навстречу Марине вышла соседка, тетя Вера.

— Не твое дело… Нет его! В роддоме оставила. Зачем он мне? – закричала Маринка. – Отстань, теть Вер.

— Ты что, совсем с ума сошла?! – возмутилась соседка. – Свое родное дитятко оставила чужим людям?!

Марина хотела нагрубить навязчивой соседке, но, подумав, решила не делать этого. Все-таки тетя Вера столько раз ей на помощь приходила, поесть давала, пускала переночевать, когда у матери был очередной запой и полный дом незнакомых мужиков…

Одна только тетя Вера не стала осуждать Марину, когда та в свои совсем юные годы вдруг забеременела. Именно она отговорила Марину не делать аборт. Но Марина все равно тогда для себя решила, что ребенка этого оставит в роддоме.

— Подойди сюда, быстренько! – крикнула соседка. – Я столько еды вкусной наготовила, молочка у Леонидовны специально для тебя взяла! А ты, негодница, вот так значит, да?

— Да Вы сами подумайте, теть Вер, ну куда он мне? Ни денег, ни жилья! И учиться мне надо! Как его растить? – попыталась оправдываться Марина.

— Но в чем он провинился то? Ему сейчас в миллион раз хуже! Там же по расписанию все. К нему никто не подойдет, так и будет лежать мокрый и голодный. Исплачется весь.

— Ну что ты ко мне прицепилась, теть Вер!

— Ты же сама без материнской ласки росла. Жизни не видела толком! И сыну своему такую судьбу уготовила?!

— Так ведь у меня же ты есть, теть Вер… — заплакала Марина.

— Да, я у тебя есть. А у него никого. Один. Не нужен никому.

Маринка уже ревела навзрыд.

— Значит, послушай сюда. Сейчас идешь в роддом и забираешь его. Поняла?

Марина тихонько кивнула.

— Будете у меня жить. Ничего, прорвемся. У меня и вещи кое-какие остались от сына.

Артемка снова проснулся. Очень хотелось есть. В палате тишина. Может заплакать?.. Но какой смысл. Вдруг раздался шум. К Артемке кто-то подошел и взял его на руки.

— Сыночек… — Артем услышал теплый и такой родной голос…

А вскоре на него надели новую штуку под названием «памперс», новые штанишки, новую шапочку. Потом завернули в мягкое одеялко, и какие-то теплые и родные руки его крепко обняли.

Марина взглянула на фото улыбающейся женщины и поправила цветы на могилке.

— Ты прости, теть Вер, — сказала Марина. – Сама понимаешь, рождение внука – это куча хлопот. А Верки, доченьки, роды были такие сложные. Слава Богу все обошлось! Уже домой забрали. У нее муж очень хороший, заботливый. Правда, вначале чуть глупостей не натворил – сказал дочке моей, мол, пусть аборт делает, рано им еще детей заводить. А я настояла, чтобы никаких абортов! Ведь родной же ребеночек, кровинушка…

А тут к могиле и Артем подошел со своей женой Анной.

— Ну, как тут наша любимая бабушка Вера? – улыбнувшись, поинтересовался мужчина.

— Да вот, слушает лежит… — ответила Марина.

— А мы хотели поделиться, что у нас скоро малыш будет, — Артем обнял жену.

— Какое счастье, Господи! Баб Вер, ты слышала? Артемка твой папой скоро станет!

Они еще какое-то время постояли у могилки, и пошли домой.

Оцените статью
Артемка лежал совершенно один в незнакомой комнате. Очень хотелось есть и плакать
Супруг содержит ленивую свекровь — с меня хватит